Пропустить навигацию
 
В данный момент модерируется

Кен Уилбер. Код AQAL: Экскурсия по внутренней территории

Версия 3  Нажмите чтобы просмотреть историю документа
Bookmark and Share
Создан : 28.12.2010 20:03 Елена Миллер - Последнее изменение :  10.01.2011 14:34 Елена Миллер

AQAL.jpgКод AQAL: Экскурсия по внутренней территории

Кен Уилбер


The Many Faces of Terrorism,

Chapter 11.The AQAL Code: A Guided Tour of You

 

Лучше утонуть в безбрежных глубинах, чем болтаться на пошлом мелководье.

Герман Мелвилл

 

Деррида умер. Ты в игре.

Дэвид Дейда Чарльзу Морину

 

 

 

Приближается нечто неслыханное. Безграничная территория моей души, вновь пробужденная после веков, проведенных во сне неведения – дремал с самого Большого Взрыва, или еще раньше? – территория, в которой найдется место для всего, сначала я сам, потом ты, потом он, и она, и они, и вообще все. Мы объединяемся в круг знакомых лиц, мы возвращаемся в свое пристанище из путешествия без цели, пройдя длинный путь без расстояния к бесконечности, которая волнуется и плещется внутри меня. Она пребывает в пустоте, но явно готова взорваться множеством будильников в сердцах и умах миллионов из нас: так где же истина?

 

Так приближается нечто неслыханное. Приливная волна бесконечного принятия, непостижимой глубины, цунами невероятной заботы смывает нас в океан простоты, пронизывая самость (self) сиянием пробужденного света, исходящего изнутри. Она выдавливает из нас гуттаперчевые тени грубого пренебрежения, выискивает иссушенные и потрескавшиеся части нашей души и наполняет их сияющим эликсиром всеобъемлющего сострадания.

 

Так приближается нечто неслыханное.

 

Поэтому я должен вернуться.

***

Гарвард Кримсон, 15 марта, P+0

 

Отчет Джеймса Элдриджа

 

Кембридж, штат Массачусетс

 

«Хотите ли вы знать, что такое код AQAL?» - так неторопливо началась презентация. Без особых церемоний исследователи Интегрального центра из Кембриджа, штат Массачусетс, начали свой двухдневный семинар о так называемом  «Коде».

Работа над проектом «Код AQAL» началась с совместных усилий буквально сотен ученых – представителей социальных дисциплин со всего мира. По-другому он назывался «Проект человеческого сознания» (ПЧС). Примерно также как Проект генома человека, который описал все гены человеческой ДНК, ПЧС был нацелен на описание человеческого сознания – все его уровни, линии, состояния и типы, упомянутые за последние тысячелетия. В проекте участвовали сотни культурологов, духовных учителей, психологов, психиатров, социологов, а десятки суперкомпьютеров Крэй параллельно обрабатывали эту информацию, поступающую со всего мира. Они анализировали ее по чрезвычайно сложным алгоритмам в попытке обнаружить повторяющиеся модели. Считалось, что в результате мы впервые в истории получим описание всего спектра сознания.

 

Но согласно источникам из ИЦ, проект простого описания сознания вскоре превратился в нечто большее. В результате этих попыток был найден Код – Код передачи – который позволил исследователям из ИЦ выявить различные корреляты этих явлений в других измерениях реальности. Это изменило общее понимание вселенной – «Космоса», как они это называют – и позволило исследователям не просто разгадать десятки дотоле неясных загадок, но и запустить невероятно точные компьютерные сценарии.

 

«Нам кажется, что Код объясняет весь Космос», - пояснил пожелавший остаться неизвестным старший аналитик. – «Если задуматься, в этом нет ничего невозможного», - продолжил наш источник. – «Поскольку человек – это часть вселенной, то Код, объясняющий человеческое сознание, можно применить и к остальной вселенной. Код для первого подойдет и для последней. Код AQAL, кажется, раскрывает основную структуру или модель известной нам вселенной – по крайней мере, насколько мы это сейчас понимаем».

 

Ходили слухи, что когда аналитики ИЦ, по выражению местных студентов, «взломали Код», были запущены компьютерные сценарии будущего. Обнаружились такие невероятные вещи – они могли полностью дестабилизировать многие общества – что правительство в буквальном смысле приехало и взяло все под свое управление.

 

Кримсон подтвердил, что 4 марта правительственные агенты, действующие по поручению АЗПИП (Агентство по защите передовых исследовательских проектов), вломились в здание ИЦ на Леннокс авеню и конфисковали, по крайней мере, четыре компьютера и сотни файлов. Пресс-секретари Белого дома и Пентагона никак эти события не прокомментировали.


***

Карла задала домашнее задание, пяток студентов потрусили в конец аудитории к выходу. Оставшиеся подпрыгивали за своими партами – или, по крайней мере, это так выглядело. Ну, скажи же нам, что Интегральный центр взломал Код, молили они каждый на свой лад, и не важно, за кого они болели. Новости в газетах и по кабельному разносятся быстро.

 

Я был поражен невероятной смелостью Интегрального центра – представить такое монументальное открытие столь просто. Они позволили Карле вставить его в свою обычную лекцию с обычными студентами и разрешили присутствовать журналистам. Это… ну, клево, да.

 

«Интегральный, конечно же, означает AQAL, поскольку это единственный по-настоящему интегральный подход в наше время. AQAL произносится как «а-куал», и является аббревиатурой для “all quadrants, all levels, all lines, all states, all types”, или пять наиболее важных элементов модели AQAL. В Коде прописаны эти пять базовых элементов. Таким же образом выстраивается структура любого другого аспекта вселенной, насколько нам известно.

 

Так, это, пожалуй, слишком сложно, да? Тогда давайте начнем с секторов. Это очень просто! Это даже весело! Это поймут даже те, кто читать толком не умеет! Я что, что-то смешное сказала?»

 

В этом была вся Карла. Я все еще не мог поверить в происходящее на моих глазах, в слова, вылетающие из этих прекрасных губ. Вообще-то, почему нет? Ненавязчивый юморок попахивал Марком. Но я постепенно входил во вкус. Лучше бы побольше народу присутствовало при этой шутке, раз такое дело.

 

«Ну, хорошо, я еще подстрахуюсь и совсем упрощу тему для ваших тупых головушек. Вы же у нас дети бумеров, ваши предки по самые уши были залиты какой-нибудь химической субстанцией, когда вас делали, так что ваши мозги, небось, страшно похожи на манную кашу. Ничего, я справлюсь. Я с тремя кошками справляюсь дома.

 

Давайте так. У нас есть пять элементов. Секторы, уровни, линии, состояния и типы. Собственно говоря, это определенные аспекты вашего непосредственного опыта прямо сейчас. Это не какие-то идеи или голые концепции, не какие-то академические розовые сопли. Они в буквальном смысле представляют собой ваш опыт, прямо сейчас. Поэтому знаете что? Мы сейчас проведем экскурсию в вас самих. Я вам покажу такие части, о существовании которых вы и не догадывались, но именно в них-то и скрыты все тайны вселенной.

 

Что, Кевин? А, нет, совсем не эти части, нет.

 

Ну что, ребятки, готовы? Обещаю приход через 15 минут, это будет самое крутое место моей презентации. Мы отправляемся в путешествие по AQAL. Поехали!»

 

Карла помедлила. «А, совсем забыла. Для новичков – в особенности для представителей прессы и масс-медиа – у нас есть несколько сценариев будущего, созданных с применением AQAL, мы хотели вам их показать». Она взглянула на Чарльза. На ее лице читалось… возбуждение? беспокойство? что-то более острое и темное? «Думаю, вы это не захотите пропустить», - заключила она, возвращаясь за кафедру. Потом повернулась, и внимательно посмотрела в глаза каждому из нас.

 

«Итак, AQAL. Мы уже почти закончили с секторами, так что я кратко обрисую тему… Что, Ширли? Что – когда? Когда мы говорили о секторах? Деточка, минут десять назад и говорили… Ага, здесь… Точно, да, прямо в этой аудитории… Ты здесь была, да. Да, милая, я точно знаю, я тебя видела. Вот прямо тут, передо мной, на этом же самом стуле. Ага. Да, дорогая. Хорошо? Ужас какой-то…

 

Ладно, сектора. Мы рассмотрим каждый из пяти элементов. Я дам вам их научные определения, и покажу, как их можно в теории применять. Но в то же время, мы будем рассматривать свой непосредственный опыт, чтобы понять, как можно найти эти элементы в своем собственном сознании. Как только мы все это проделаем – и поверьте, это также очевидно, как новые силиконовые сиськи Донны – да, кстати, дорогая, гордись ими, люби их, только не летай выше девяти километров – так вот, как только мы все это проделаем Код AQAL будет зафиксирован в вашем непосредственном опыте. Вам не нужен будет учебник, вы просто можете сверяться с собственным сознанием. Ну что, зайчики, поскакали?»

 

- Эй, Кен, Кен! - тихонько позвал Ронни. – Ты там в ИЦ два года ошивался, ченьть знаешь о Коде, чувак? Он же объяснит сингулярность! Кен, ну, Кен! А ты мне ничего не говорил!

 

- Ронни, я мало что знаю. Меня ж здесь не было последние несколько лет…

 

- Да ладно те, ты тут достаточно потусил, чтоб знать, Код этот все объясняет, все? Да? Давай, Ваше Занудство, колись!

 

- Насколько я знаю, да, Код все объясняет. Он работает для людей, для млекопитающих и дальше для всех форм жизни, даже для бактерий. А если привести точку зрения Уайтхеда, то и дальше – для кварков и атомов, поскольку кроме внешней видимой ученым формы, у них есть и внутреннее схватывание. Так что у них есть внутреннее измерение и внешнее. А Чарльз говорит, что, раз атомов больше, чем один, у них есть единственная и множественная формы. Вот вам и четыре сектора. А Маргарет в своей последней статье указывает, что все работает до пространств с десятью измерениями струн и бран теории суперструн. Так что, похоже, Код AQAL работает везде.

 

- Так-так! Я знал, я знал! Но, слушай, Ваше Занудство, откуда такая уверенность, что что-то работает с кварками, струнами и бранами?

 

- Слушай, Ронни, что знал – рассказал. AQAL – это модель ВСЕГО, что можно рассмотреть от первого, второго и третьего лица. И с какого уровня у нас наблюдатель? С любого? Следовательно, все сектора, все уровни. Поскольку ты не можешь увидеть того, что не можешь увидеть, это же тоже структура Космоса, насколько нам известно, и насколько нам неизвестно. Код работает и вверх и вниз. В любом случае, как раз сейчас суперкомпьютеры обрабатывают сценарии будущего… ага, тут все с ума посходили по этому поводу. Скоро мы все узнаем…

 

Ронни вернулся к своему внутреннему кино, пристегнутый к креслу в своей собственной «Матрице». Очевидно, ему оно очень нравилось – на губах блуждала смутная улыбка, а тело подергивалось, искаженное петлями и стрелами ничем не сдерживаемого воображения.

 

«Ну, давайте я вам расскажу, как эти самые сектора ощущаются. Давайте уже повеселимся наконец!

 

Как мы уже узнали ранее, сектора – это лишь внутреннее и внешнее личного и коллективного. В некотором смысле, это просто вариация «Большой тройки» - трех измерений реальности, которые осознают абсолютно все известные культуры. Это Благо, Истина и Красота. Или мораль, наука и искусство. Практически все зрелые общества пришли к каким-то видам этих крайне важных групп, например, это буддизм на Дальнем Востоке с его понятиями Будды, дхармы и сангхи.

 

Благо, Истина и Красота. Все еще немного абстрактно, да? Хорошо, давайте обратимся к нашему непосредственному сознанию. Начнем с местоимений, которыми вы пользуетесь для описания самих себя и мира вокруг себя. Во всех зрелых языках мира имеются местоимения первого, второго и третьего лица. Первое лицо относится к тому, кто говорит – «я», «мое» (и множественные формы, «мы», «наше»). Второе лицо означает человека, с которым разговаривают – «ты», «твое» (и множественные формы, «вы», «ваше»). Третье лицо означает человека или предмет о котором говорят – «он», «она», «они», «оно», «их» и т.д.

 

Итак, я говорю с Ширли и Донной. Я – это первое лицо, Ширли – второе, а Донна – третье. Я могу сказать: «Ух ты, Донна прикольные сиськи себе сделала, а Ширли?». А когда говорит Ширли, то с ее точки зрения – это очень важно, я позже объясню, почему, сейчас просто возьмите на заметку, с ее точки зрения – она станет первым лицом, или тем, кто говорит, а я – вторым лицом, или тем, с кем говорят. И Ширли может сказать: «Ну, не знаю. Мне кажется, они светят, как фары у Роллс-Ройса». А я могу ответить: «Боже, ты права, а я и не заметила. Думаю, мы друг с другом полностью согласны. Бедная Донна».

 

Так что – это понятно? Кевин, ты что-то хотел сказать? Нет, Кевин, нельзя. Боюсь, без ее разрешения никак.

 

Донна? Нет, милочка, это просто пример. Они чудесные, правда. Честное слово, душечка, чудесные.

 

Ладно, хорошо. Давайте вспомним этот пример, вчувствуемся в него, по-настоящему вчувствуемся. Давайте… Кевин… Кевин!... Кевин!!! Я сказала, давайте вчувствуемся в пример, а не в грудь. Ага, давай, садись на место. Вернемся к примеру: обратите внимание, что в нашем маленьком диалоге мы пользовались разными местоимениями. Конкретно это были «я», «ты», «мы» и «они». Кевин? Нет, мы сейчас про местоимения, а не про сиськи. Но спасибо, что ты с нами, Кев.

 

Итак, я бы хотела, чтобы вы по-настоящему почувствовали – именно ПОЧУВСТВОВАЛИ – своим сознанием прямо сейчас, как это для вас произносить и чувствовать местоимение «я». Давайте, сделайте это. Просто придумайте несколько предложений, в которых есть «я», и затем попытайтесь вчувствоваться в них, сосредоточьтесь на том, как ощущается это «я». Это может быть «Я и правда думаю, что миссис Фуэнтес – самая классная, самая умная училка из всех, что я знаю». Или: «Я думаю, миссис Фуэнтес такая красавица, что остальные учителя просто тухнут на ее фоне». Или возможно: «Я чувствую, что миссис Фуэнтес – лучший препод всех времен и народов, ей надо немедленно поднять зарплату». Самое главное: вчувствуйтесь в пространство «я» вашего сознания.

 

Хорошо, мы почувствовали, что такое местоимение первого лица, да? Сохраняйте это ощущение, мы вернемся к нему позже. Но обратите внимание, что это самое настоящее ощущение, основанное на вашем чувственном опыте, в вашем внутреннем мире. Это не абстрактная конструкция.

 

Теперь давайте перейдем к «оно». Любому «оно». Стена, стул, книга… Кевин, нет! Нет!!! Сядь на место. Боже, Кевин, сядь уже. Ширли, я уверена, Кевин сожалеет. Хорошо, как я говорила, почувствуйте книгу, стул, снег за окном. Просто несколько предложений с неодушевленными предметами – как вы их ощутите? «Мне нравится, когда снег падает такими огромными белыми хлопьями». «Этот стул ужасно неудобный, жду-недождусь, когда можно будет встать уже с него». «Я посеял недельный запас экстази, надеюсь, друзья со мной поделятся». Мы все об этом думаем постоянно, да? И когда вы так думаете, просто обратите внимание, как ощущаются эти неодушевленные предметы, поскольку это ваша естественная способность».

 

Карла оглядела аудиторию. «Да-да, именно так… Что еще? Нет, Кевин, с экстази я тебе не смогу помочь… Понятия не имею, у кого оно, спроси их сам… Нет, тебе нужно самому спросить его. И обрати внимание, что «их» и «он» - местоимения третьего лица, да? Хорошо, Кев, это на самом деле очень хорошо».

 

Кевин, вечный козел отпущения, сидел в четвертом ряду в центре. Было совершенно непонятно, то ли он прикалывается над Карлой, то ли и впрямь такой идиот. Для будущего страны хотелось бы верить в первое, но, к огромному сожалению, скорее, правдой было второе. Что бы ни вытворял Кевин, Ронни старался сделать вид, что его тут нет – казалось, что он хотел отгородиться от всего, что тот собой представлял. Если вдруг Ронни в кои-то веки выбирался на поверхность своего Богатого Внутреннего Мира и слышал хоть краем уха голос Кевина, он тут же погружался обратно в свои частные глубины, окутанный и опутанный собственными нейронами. Там всегда было прекрасно: по одному мульту за раз.

 

«Ну, что последнее веселое упражнение. Выберите себе партнера: это может быть ваш сосед, например» - Карла подождала минутку. – «Прекрасно. Теперь посмотрите на вашего партнера и обратите внимание, что ваш партнер относится ко второму лицу – «ты» - для вас как для первого лица – «я». Правильно? Хорошо, идем дальше. Поместите между вами какой-нибудь объект – карандаш, книжку, запас экстази Кевина, если вдруг кто знает, где он, яблоко, свой свитер, что-нибудь в таком роде. Затем обсудите этот объект и найдите в нем что-то, с чем вы согласны оба. «Этот карандаш затупился, его нужно поточить». – «Да, ты прав, так и есть. Я с тобой согласен. У нас с тобой полное взаимопонимание по этому вопросу».

 

Итак, просто продолжайте обсуждать ваш предмет, пока не достигнете хоть какого-то взаимопонимания по его поводу. Вы должны сказать что-то вроде: «Я с тобой согласен, я понимаю, что ты имеешь в виду, мы оба согласны с этим, мы друг друга понимаем» и т.п.

 

Это по-настоящему захватывающий процесс, да? Когда мы пытаемся достичь взаимопонимания, или вообще какого-то реального взаимодействия, «я» и «ты» превращаются в «мы». Вы оба начинаете употреблять местоимение «мы». С одной стороны, конечно же, «ты» - это местоимение второго лица, а «мы» - местоимение первого лица множественного числа, но мы часто употребляем их вместе, как «мы»/«вы», и мы делаем это, чтобы помнить, что пока мы не понимаем «ты» по-настоящему, оно остается для нас неодушевленным «оно», не так ли? Если я тебя вообще не могу понять, то ты для меня остаешься недвижимым камнем третьего лица, ага?

 

Так, прервемся на минутку. Обратите внимание, что в вашем собственном сознании обнаружилось понимание измерений, которые мы назвали «я», «мы» и «оно». Теперь они стали вашими неотъемлемыми частями.

 

Обратите внимание, что наука, объективная наука, часто исследует объективный мир неодушевленных предметов «оно». Я хочу понять, на самом ли деле на улице идет дождь. Я подхожу к окну и выглядываю. Да, на улице действительно идет дождь. Я зову столько людей, сколько смогу дозваться, и если все они подтвердят, что на улице идет дождь, то я скажу: «Ну, хорошо, это истина, что на улице идет дождь. Я это научно доказала!» Наука – это попытка выявить истину об «оно».

 

И наука может попытаться заглянуть в будущее этого «они» - это и есть наука сценарного планирования. Сценарии не являются предсказаниями; это описание завтрашних вероятностей, основанных на сегодняшних фактах. Но даже сценарии, не использующие Код, предсказывают наступление сингулярности в будущем, и срок они указывают примерно такой же – 30 лет. Рей Курцвел – один из самых известных. Я таскаю его книжку «Сингулярность близко» в своем рюкзаке уже пару недель. На суперобложке все сказано: «На заре двадцать первого века человечество стоит на краю наиболее трансформирующего и захватывающего периода в своей истории.

 

Это будет время, когда сама суть человечности будет пересмотрена и значительно обогащена, поскольку наш вид разрушит оковы генетического наследства и достигнет невообразимых высот интеллекта, материального прогресса и продолжительности жизни.

 

Учитывая экспоненциальную скорость технологических изменений, компьютеры вскоре составят достойную конкуренцию человеческому интеллекту. Следующим шагом неумолимого процесса эволюции будет объединение человека и машины, когда знания и навыки нашего мозга соединятся с значительно более широкими возможностями, скоростью и способностью делиться знаниями наших созданий.

 

Это слияние и есть суть Сингулярности, эры, когда наш разум перестанет быть биологическим и станет в миллионы раз более мощным по сравнению с сегодняшним днем – рассвет новой цивилизации, которая позволит превзойти наши биологические ограничения и развить наши творческие способности. В практическом смысле люди перестанут стареть и болеть; прекратится загрязнение окружающей среды; будет решена проблема голода и бедности. Наступает время, когда сольются воедино века технологической изобретательности и подлинного вдохновенного видения нашей окончательной цели».

 

Да, возможно. Но Курцвел, как и практически все остальные футурологи, описывают лишь взгляд нижнего правого сектора. Я знаю, что скажет Карла или любой другой из ИЦ: тенденции нижнего правого сектора вполне имеют право на существование. Но тенденции других секторов могут изменить или даже обратить вспять события, предсказанные лишь с точки зрения нижнего правого. Ну, думаю, как раз об этом и пойдет разговор дальше на этой пресс-конференции.

 

Карла вернула меня к реальности… временно. И к тайнам Кода, который откроет нам более точные сценарии наиболее вероятного будущего. Эти сценарии на основе AQAL включают нижний правый сектор, но не ограничиваются им.

 

«Итак, наука – это истина об «оно» и «они». Что насчет морали? Мораль обычно относится к межличностному или интерсубъективному миру «ты и я», или «мы» - как мы относимся друг к другу. Да? Совсем просто… Что это такое? Могу я привести какой-нибудь пример? Конечно, моральный пример. «Донна не должна была красть и продавать экстази Кевина, но ей нужны были деньги на новые импланты». И Кевин в ответ может сказать: «Ты обошлась со мной очень плохо, мы больше не дружим». Да? Понятно? Прекрасно. Вот, мораль относится к миру «мы» и к тому, как мы должны себя вести.

 

И, наконец, искусство обычно относится к субъективным суждениям, которые «я» выношу о том, насколько тот или иной объект привлекателен, интересен или красив лично для меня. Это понятно? Ага, все всё поняли. Прекрасно.

 

Хорошо, теперь смотрите: раз у всех есть «я», «мы» и «оно», то все обладают возможностями искусства, морали и науки прямо здесь. Так что Красота, Благо и Истина не такие уж абстрактные понятия. Это части вашего сознания прямо сейчас.

 

Ну, вот вам и сектора, да? «Я», «мы», «оно» (и множественная форма «они»). Вы видите их на вчерашней схеме», - Карла пощелкала пультом, и схема четырех секторов снова появилась на стене (гл. 11, рис. 1). – «В каждом секторе вы можете найти что-то, если исследуете свое пространство «я», «мы», «оно» и «они». Вот это и есть сектора! Никаких вам заумных абстракций, а только лишь аспекты вашего собственного сознания, вас самих в настоящий момент. Да? Хорошо. Ну, мы круты!»

 

Карла улыбнулась, оглядела аудиторию, перевернула несколько страниц и снова взялась, чтобы тут же ее закончить – за историю поджарки из морского капитана.

 

«Теперь мы сможем все это собрать вместе и наконец понять, что же случилось с капитаном Куком. Мы остановились как раз в тот момент, когда он впервые приплыл на острова. Его встретили как кого-то чрезвычайно значительного, почти божество – мы бы так обращались, скажем, с рок-звездой перед ее первым визитом к Бетти Форд. Сахлинс считает, что с Куком обращались именно так, как если бы он в буквальном смысле был богом Лоно, Обейсекер считает, что с ним обращались как с божественным посланцем, если не как с самим божеством. В любом случае, говоря метафорически, у Кука были ключи от города, он мог наслаждаться любой едой и обмениваться венерическими болезнями с любой женщиной.

 

Дела, казалось, шли прекрасно, все наслаждались, капитан Кук и его команда покинули остров, а несколько дней спустя вернулись для незначительного ремонта. На этот раз отношение к европейцам разительно изменилось. Настолько разительно, что нескольких из них, включая Кука, убили, всех расчленили, а некоторых зажарили и съели. Относительно причин такой перемены Сахлинс и Обейсекер ведут непримиримый спор, как мы уже говорили. И именно это показывает, как невероятно сложно интерпретировать чужую культуру – интерпретировать Другого.

 

Я не знаю ни одного серьезного ученого, который намеренно желает быть обусловленным, предвзятым или этноцентричным, и это, конечно же, относится к Сахлинсу и Обейсекеру, весьма достойным ученым мужам. Но по многим причинам попытка интерпретировать Другого – ситуация безнадежная. Сахлинс пытается быть справедливым, говоря, что «мы не можем приписывать наш европейский стиль мышления аборигенам. Это было бы ужасно, это было бы этноцентрично, я на самом деле не хочу этого. Поэтому я признаю, что аборигены, возможно, не разделяют пристрастие к нашей хваленой европейской практической рациональности. Возможно, их мышление совсем другое! И по-своему оно так же хорошо, как наше! И когда я пытаюсь понять их образ мысли, то, насколько я могу сказать, похоже, их мышление мифическое с нашей точки зрения. Их мифическое мышление видит связи и тождество там, где мы их не видим, поэтому если мы приложим усилия и начнем мыслить мифически, то дотоле казавшееся странным, поведение аборигенов обретет для нас определенный смысл.

 

Когда капитан Кук прибыл на острова в первый раз, - продолжает Сахлинс, - во время празднований в честь Лоно, его приняли за Лоно, т.е., на самом деле обращались с ним как с Лоно. А почему бы нет? Так же как в И-дзин, двум синхронным событиям придается очень глубокая магическая связь, и прибытие Кука одновременно с празднованиями в честь Лоно могут быть двумя такими событиями. Точно также, когда Кук вернулся несколько недель спустя, в дни почитания Макахаки, это посчитали крайне вредоносным, пагубным совпадением, поскольку в это время полная власть была у бога Ку и возвращение Кука стало угрозой не только королю, но и всей сети этих глубинных связей с жизненной силой и самой жизнью. Ну, одно последовало за другим, и в результате аборигены наслаждались поджаркой с корочкой из Кука.

 

Итак, здесь мы видим, как старательно Сахлинс пытается понять образ мышления аборигенов, пытается не накладывать на них европейские стандарты. А ведь именно в этом обвиняет его Обейсекер, именно это ниспровергло заключения Сахлинса. Но мы видим, что получилось, когда свою попытку предпринял Обейсекер, так же в совершенно искреннем стремлении не применять европейские стандарты к другим культурам. Аборигены не должны думать «мифически», чтобы в их действиях появился какой-то смысл, говорит Обейсекер, поскольку их действия очень практичны, как у любого другого умного человека, а затем Обейсекер пытается представить аборигена практичным, рациональным европейским бюргером.

 

Так что если вы предположите, что аборигены похожи на нас, вас обвинят в этноцентризме; если вы предположите, что они думают не так, как мы, вас обвинят в этноцентризме. Это просто показатель, насколько глубоко проник в ученый мир злобный зеленый мем.

 

«Ну что, давайте соберем вместе фрагменты, и понесемся вперед на интегральной тяге, да? Не будем бултыхаться на мелководье. Вот что мы поняли из этого отрывка: есть факты, а есть интерпретации фактов, и да не разделятся они, поскольку неразрывно связаны, будучи измерениями одного и того же события. Вы не можете свести одно к другому, или каким-нибудь хитрым способом попытаться поставить один сектор выше или ниже другого. Это мы называем секторным абсолютизмом. Когда экстремальный постмодернизм безапелляционно заявляет, что «все знание культурно сконструировано», он сводит все сектора к нижнему левому. Плохой песик! Когда ученые-естесственники говорят, что реальность – это только объективная материя, они сводят все сектора к верхнему правому. Плохой песик! Все четыре сектора реальны, они здесь, так что вам придется их учитывать. Все сектора распространяются на всю реальность: и факты, и интерпретации есть везде».

 

- Ооо, Кен Великий, братан, ты был прав на все сто, точно как д-р Файеркракер говорит. Секторищи эти до самого верха и до самого низа, фигассе! И ты знаешь, что это относится к Сингулярность-граду! Эй, ты читаешь Курцвела, а я у тебя еще одну книжку видел… «Окончательная эволюция». Эт чо?

 

- «Окончательную эволюцию» написал журналист «Вашингтон Пост» Джоэль Гарро. Он решил выяснить подробности про всю эту сингулярность. Конечно же, он еще не знал про Проект AQAL. Но после того, как он годы провел, пытаясь со всей возможной объективностью рассмотреть добытые им доказательства, вот что она написал: «Мы находимся на гребне экспоненциальной кривой. Такого еще не было за всю нашу историю. Мы стоим на пороге изменения самой человеческой природы».

 

- ЧЕРТОВА СИНГУЛЯРНОСТЬ, чувак! – завопил Ронни. На него уставились все в аудитории. Я тоже на него уставился, пытаясь стереть с лица выражение типа «кто этот незнакомец рядом со мной – он, кажется, полный идиот?».

 

- Это Ронни там вопит? – поинтересовалась Карла, называя его прозвище. – Это ведь ты, да? Слушай, Рональд, ты ведь не хочешь спуститься к нам сюда вниз и сесть рядом с Кевином? У меня тут под крылышком все мои альтернативно одаренные студенты кукуют. Ты, конечно же, не горишь желанием к ним присоединиться? Так что, пожалуйста, болтаешь там, на галерке – болтай себе, только тихо. Уяснил, мой рыжеволосый друг?

 

- Да, мисс Фуэнтес.

 

«Хорошо, мальчики и девочки, идем дальше. Мы вернемся к различиям в подходах Сахлинса и Обейсекера через некоторое время, а сейчас я хочу кратко обрисовать вам, какое место занимает понятие секторов в исследовании – и предсказании – истории. На самом деле, в любой науке, но сегодня мы занимаемся историографией, антропологией и этнометодологией, поэтому примеры будут оттуда.

 

Итак, мы видим, что понять сектора не сложнее, чем обнаружить собственное «я», «мы», «оно» и «они». Как только вы почувствовали это в своем сознании, вы просто сместились в сторону того или иного сектора или перспективы вашего собственного опыта. Круто, да?

 

Ну, у нас ведь тут институт, да? Так что мы берем самые простые вещи, называем их как-нибудь посложнее, чтобы ваши родители думали, что вы на самом деле чему-то научились. Так что делайте снова непростые лица – ну, как будто вы в голову не только едите – и продолжим.

 

Итак, наиболее традиционная западная историография со времен эпохи Просвещения создавалась оранжевой волной, то есть с научной точки зрения. Основное внимание было сосредоточено на «голых фактах» в исторической перспективе. Конечно же, правосторонние «факты» сопровождались левосторонними интерпретациями – помним, что четыре сектора присутствуют в каждом моменте! – но эти интерпретации казались такими незначительными, что оранжевые историки свои интерпретации «практической рациональности» даже не воспринимали как интерпретации и не понимали, что существовали другие, иногда более уместные или допустимые интерпретации тех же фактов.

 

И все же, общий «научный» подход к истории имеет свое место, поскольку на самом деле уделяет основное внимание правосторонним секторам, или объективным, сенсорным аспектам всех явлений (и очевидно, что правосторонние сектора являются жизненно важными частями любого интегрального подхода). Этот подход, кстати, породил все те факты, к которым втайне склоняются даже зеленые историки – постмодернисты, как мы видели.

4.jpg

Рис. 4. Некоторые подходы, типичные для каждого из четырех секторов.

 

Итак, давайте подробнее рассмотрим некоторые правосторонние подходы. Вы можете смотреть на Рис. 4, если хотите. На нем указаны некоторые типичные подходы к истории – прошлой, текущей и будущей – которые по большей части (а некоторые исключительно) принадлежат одному сектору. Конечно же, все они необходимы для любого интегрального взгляда, но мы их будем рассматривать по одному, просто чтобы продлить удовольствие.

 

В верхнем правом секторе как можно более точно описывается поведение индивидуумов и любые объективные факторы, которые оказывают влияние на поведение личности. Это классическое поле исследований естественных наук, включая химию, биологию, нейронауку, когнитивные науки и все эмпирические подходы в широком смысле. В сущности, если вы ощущаете любое «оно» в вашем сознании, эти подходы пытаются изучить все эти «оно»-события как можно более тщательно.

 

В нижнем правом секторе описывается поведение объективных систем – это и социальные системы, и экосистемы, и технико-экономические основания производства, и конкретные виды коммуникаций. Это поле деятельности объективных социальных наук, физической антропологии, археологии, исторического материализма и т.д. Здесь применяются такие инструменты как теория динамики систем, теории хаоса и сложности, различные техники обработки социальных данных. Основная идея этих отраслей науки – представить «только факты» в вопросах взаимодействия социальных систем с индивидуумами, экосистемами, геофизическими системами и другими объективными измерениями реальности.

 

Классические правосторонние подходы к антропологии и истории, например, обнаружили, в нижнем правом секторе, что человечество обычно развивается от собирательского к садоводческому, аграрному, индустриальному и информационному типу технико-экономического обмена. Эти основные стадии и их исторический порядок общепринят (с ним не спорят даже зеленые плюралисты). Дело в том, что эти последовательно разворачивающиеся стадии развития производства составляют столь важный аспект развития человечества во времени, что различные виды исторического материализма – от Маркса до Ленского – представляют нижний правый сектор основной детерминантой для остальных исторических структур (и таким образом, всего человечества). Если вы посмотрите на последние статистические данные, скажем, процентного соотношения каждого социального типа, участвующего в различных культурных практиках (от выкупа невесты до войты, от азартных игр до обрезания, от поклонения женским божествам до поклонения мужским божествам), вы не сможете пренебречь тем, что явления нижнего правого сектора оказывают огромное влияние на сознание культуры и индивидуумов. Вы увидите, что, как утверждал Маркс, не сознание определяет социальные условия жизни индивидуумов, а, наоборот, социальные условия определяют сознание. Конечно же, он переоценил данное влияние и впал в секторный абсолютизм. И все же, нижний правый сектор – это одна четвертая истории, так сказать, и его нужно полностью включать и признавать в любом интегральном подходе. На самом деле, влияние «базы» - нижнего правого сектора – поистине невероятно. Возможно, это единственная сильнейшая детерминанта среднего уровня сознания каждого конкретного сообщества.

 

Классические нижне-правые подходы это Комт, Фейрбах, Маркс, Ленски, большинство представителей французской школы Annales, практически все историки, основывающие свои работы на теориях окружающей среды и экологии, а также такие обзоры, как «Ружья, драгоценности, сталь» Джареда Даймонда, где основными двигателями истории представляются география, демография и экологические случайности – т.е., явления нижнего правого сектора. В последних книгах его заносит в секторный абсолютизм, что никогда не полезно.

 

Обратите внимание, что два самых популярных обозревателя мировых событий – Рэй Курцвел и Томас Фридман – являются поборниками нижнего правого сектора. Оба они считают, что вне зависимости от происходящего в человеческой истории, события нижнего правого сектора задают основные направления и в конечном итоге контролируют все. Цитата из Рэя Курцвела: «Наравне с другими невероятными свершениями, двадцатый век показал нам ужасающую способность технологий подпитывать нашу деструктивную природу – от танков Сталина до газенвагенов Гитлера. Трагические события 11 сентября 2001 года – еще один пример  применения технологий (реактивных самолетов и высотных зданий) людьми с деструктивными намерениями. Мы до сих пор живем в мире, где достаточно ядерного оружия (учитывая, что мы далеко не про все знаем), чтобы положить конец жизни на планете».

 

- Ким, ты это слышала? – зашипел я яростно. – Плутон пропадает, ядерное оружие пропадает. Ты это слышала?! Это может убить Гею, или мои любимые части Геи, по крайней мере. Видишь! Говорил тебе, тут что-то не чисто со всей этой прекрасной сингулярностью. Нет, ну ты слышала вообще?

 

- Что слышала? Еще что-то для твоих извращенных фантазий?

 

- А, Ким, забудь.

 

- Прекрасно, а то я тут в своем личном депресняке, в любом случае.

 

«Курцвел дальше продолжает: «С восьмидесятых годов прошлого века в любой самой обычной институтской биологической лаборатории имеются технологии и оборудование для создания патогенов, в разы более опасных, чем ядерное оружие. В военной симуляции «Темная зима», проведенной институтом Джона Хопкинса, было показано, что намеренное заражение обычной оспой населения всего трех крупных городов в США, повлечет за собой более миллиона смертей. Если вирус будет модифицирован и нечувствителен к имеющимся вакцинам, результат будет еще хуже – население сократится на треть. Эти опасности отзываются в нашей исторической памяти. Бубонная чума унесла треть населения Европы. Позднее, в 1918 году, во время эпидемии гриппа погибли двадцать миллионов человек по всему миру».

 

Дальше я процитирую его основную мысль, и обратите внимание, что для его прочтения истории основополагающими являются события нижнего правого сектора: «Защитят ли от этих угроз усиление мощи, эффективности и интеллекта комплексных систем (таких, как люди и человеческие технологии)? Предшествующее возрастание сложности технологий на этой планете было довольно плавным, и даже оно являет собой длинную историю катастроф – идущих изнутри и извне. Это касается как биологической эволюции (которая сталкивается с неожиданными бедствиями – например, падением астероидов или метеоритов), так и человеческой истории (которая представляет собой историю непрерывных войн)».

 

Видите, он постоянно выдвигает на передний план нижний правый сектор. Мы сейчас не говорим, что это не так, и что этих НП тенденций не существует. Мы говорим, что они определяют лишь самые широкие мазки истории. В конце концов, если вы попали в Аушвиц, насколько проще вам будет жить, если вы будете знать, что нацисты просто воспользовались «Дугой» развития технологий и теперь смогут убить вас самым эффективным способом? Но причины всех событий вы будете искать где угодно, только не в нижнем правом секторе, хотя естественно, вы включите его в общий интегральный анализ».

 

- Ну, видишь, Кен, сингулярность все еще может быть прекрасной, - Ким тряхнула волосами, придвинулась ближе. – Слушай, а ты видел Барбару Уолтерс и ее специальный репортаж «Небеса»?

 

- Кажется, нет.

 

- Тот же самый секторный абсолютизм, выглядело довольно жалко. Сначала Уолтерс расспрашивала всяких духовных учителей – от Дипака Чопры до TBA – и они рассказывали, насколько духовность реальна и сколько тому есть кросс-культурных доказательств. Потом она разговаривала с людьми, пережившими околосмертный опыт, и они говорили о том же: о своих прямых переживаниях внутренней трансценденции и о том, что у них нет сомнений в ее реальности. А потом она проводила интервью со всеми этими учеными, и все они долбили одно и то же: что, мол, этот опыт не реален, что это всего лишь химия мозга, галлюцинации, спровоцированные кислородным голоданием мозга. Вот тебе левосторонняя публика, считающая, что только они правы, и правосторонняя, убежденная в том же самом относительно себя и считающая, что другая сторона полностью ошибается. Ну, честное слово, они просто жалко выглядят с этим своим секторным абсолютизмом! Я знаю, что бы сказал Чарльз. Нужно включить в рассмотрение и то и другое. Я знаю. Если у этих ребят есть Код, ничего такого не случится. То же и с сингулярностью. Они могут быть правы в нижнем правом секторе, но их анализ и их выводы и не пахнут интегральностью. Именно об этом Фуэнтес только что говорила: возможно, тенденции нижнего правого сектора и существуют, но хотите ли вы, чтобы сингулярностью завладели нацисты?

 

«То же самое можно сказать и о Томасе Фридмане.

 

Хотя Курцвел, Фридман и Джаред постоянно сползают к секторному абсолютизму, суть в том, что интегральный подход может воспользоваться важными, хотя и частичными истинами этих прекрасных теорий и вплести их в более целостное и менее противоречивое представление.

 

Просто чтобы напомнить вам важность верхнего правого сектора в истории: знаете ли вы, что эпохи Просвещения могло бы и не быть, если бы в те времена не стал бы так популярен кофе с высоким содержанием кофеина? Почитайте книжку «Неизвестные факты» (Uncommon Grounds). То же самое можно сказать о психоделиках в шестидесятые, эстетику которых нельзя понять в отрыве от Питера Макса, грибов, Лири, кислоты и всего прочего. Но больше того, существует целый подход к изучению мозга и систем обработки информации – когнитивные науки, нейронауки и нейропсихология – которые помогают нам понять, как и почему люди ведут себя тем или иным образом».

 

Карла замолчала и оглядела аудиторию.

 

- Эй, Ронни, торчок ты наш, ты бы мог стать великим мыслителем эпохи Просвещения!

 

Ронни резко вывалился из глубин своего Богатого Внутреннего Мира.

 

- Да тут я, д-р Фуэнтес!

 

Карла кивнула и улыбнулась.

 

- Некоторые ученые уделяют внимание лишь ВП сектору. Артур Кестлер в своей книге «Призрак и Машина» подчеркивает, что история доказывает одну простую вещь: люди настолько агрессивно настроены по отношению друг к другу, что мир может принести только одурманивание их мозга.

 

- Ну, я тогда вовсю стараюсь ради мира! – выкрикнул Ронни, и все засмеялись. А потом он снова отвалился в свою Матрицу. Не сомневаюсь, он последний узнает о Коде и сингулярности. Я же не мог не думать обо всем этом и обо всем том, о чем Ронни не имел ни малейшего понятия…

 

«Хотя правосторонние пути и методы очень важны, всегда существовали подходы к пониманию мира и места человека в этом мире, которые исследовали не только внешнее и поведение, но и внутреннее и значение. Левосторонние подходы пытались понять внутреннюю составляющую сознания, смыслов, интерпретации, глубины, внутреннего мира, ценностей, намерений… Обычно это область интерпретационных, интроспективных, герменевтических и феноменологических культурных исследований.

 

Классиками исследования верхнего левого сектора – внутреннего индивидуального – считаются Плотин, Августин, Фрейд, Будда, Асанга и Васубандху, Эдмунд Гуссерль, Уильям Джеймс, Клер Грейвз… А классиками нижнего левого сектора (культурных контекстов, основ, групповых идентичностей, герменевтики, интерпретаций) – Ницше, Дильтей, Хайдеггер, Жан Гебсер, Чарльз Тейлор, Томас Кун…

 

Все-секторная историография таким образом стремится постоянно учитывать, исследовать и прояснять реальности всех четырех секторов существования: реальность намерений, поведения, культуры и социума – и таки да, это те самые «я», «оно», «мы» и «они» измерения вашего собственного опыта! – применяя техники и методологии, разработанные специалистами каждого сектора. Для правосторонних секторов это индивидуальные и социальные науки: бихевиоризм, эмпирически-аналитические измерения, монологические опросы, статистический анализ и огромное количество различных эволюционных и системных наук (включая теории хаоса и сложности). Для левосторонних секторов это герменевтические, интроспективные, феноменологические, интерсубъективные, диалогические, интерпретативные и генеалогические методологии. В раздаточных материалах вы найдете примеры. [Примеры можно найти, к примеру, в «Краткой истории всего» и в «Оке Духа». Там многое из вышесказанного описывается более подробно. См. том 2 по поводу реальной методологии интегрального методологического плюрализма]».

 

Ким глубоко погрузилась в свое кресло и свои страхи. Ронии и не всплывал из своей Матрицы; все время пока Карла говорила, плескался в своем Коде и Сингулярность-граде. Меня отвлекало от всех этих идей присутствие Карлы. Я непроизвольно заулыбался той легкости бытия, которую она собой представляла. Она была невероятно смешной, но в следующее мгновение она могла затихнуть и погрузиться в размышления, могла быть очень мягкой и доброй, а потом – злобной и кровожадной фурией. Но в любое свое состояние она погружалась на сто процентов. Вот в чем была тайна поразительного обаяния этой женщины. Она всегда полностью присутствовала в настоящем моменте, даже если этот момент заключался в том, чтобы превратить в веселый мульт историю южно-тихоокеанских стран – она была эдаким мексиканским вихрем (хотя, впрочем, технически она ведь наполовину ирландка). О ее чувстве юмора ходили легенды – или, точнее, о ее способности применять его, вне зависимости от того, находили ли все остальные (или хоть кто-нибудь в нашем случае) ситуацию смешной. Поэтому  ИЦ именно ее выбрал для первого публичного объяснения Кода AQAL – и вот именно так, между ее шуточками и рассказом о поджарке из Кука. Как будто они не хотели, чтобы кто-нибудь заметил невероятные новости, рассказанные таким образом: дело даже не в самом Коде, а, скорее, в тех сценариях будущего, которые Код продемонстрировал. Вот о чем говорили раздаточные материалы…

 

Я глядел на ряды журналистов, с нетерпением ожидавших своих утренних заголовков – и они их получат, можете не сомневаться. Я думал о том, что Деррида умер – и потом Девид Дейда сказал Чарльзу: «Теперь ты в игре». Это означало, что после эпохи зеленого плюрализма вступает в игру эпоха бирюзового интегрализма – возможно, чуть больше десяти процентов. Я думал о террористах в кампусе – слухи все еще ходили – угрожавших преподавателям ИЦ, а в особенности Чарльзу – слухи, слухи, слухи – и меня бросало в дрожь от моих собственных сценариев будущего, один из которых, к моему смущению, разворачивался целиком и полностью. Я думал о правительстве, которое, возможно, прослушивает нас прямо сейчас.

Но согласно традиционным футурологам – простым правосторонним футурологам – никто не сможет остановить наступление сингулярности. Они были уверены, что нас ожидает нечто неслыханное. Курцвел даже пишет это с большой буквы: наступающая Сингулярность. Я посмотрел на Ронии, который, в свою очередь, уставился на меня, и показал ему эту главу из «Окончательной Эволюции»:

 

«Это не фантастика. Точка перегиба – Сингулярность – к которой мы подходим, это точка, в которой мы получаем ключи ко всему творению, просто невероятна. Как вы думаете, что будут делать родители, если им предложат повысить результаты вступительных тестов своих детей на 200 пунктов? Или спортсмены, чьи спонсоры будут настаивать на применении самых новейших стимуляторов, чтобы повысить их возможности в сто раз? Или толстяки, которым предложат небольшой приборчик, который будет регулировать их метаболизм и сжигать жир одним щелчком. Или пожилые люди, когда им предложат укрепить память и заменить вышедшие из строя части тела. Или увядающие беби-бумеры, которые получат возможность повернуть время вспять лет на тридцать, а потом прожить до 150. Представьте, что технологии позволят нам преодолеть дотоле непреодолимые физические и умственные барьеры – не только для нас самих, но и для наших детей. Что случится, когда мы отбросим большинство основных аспектов нашей идентичности? Что если по-настоящему неизбежными останутся только налоги, а не смерть? Мы готовы превзойти человеческую природу. Какая мудрость требуется для такой сверхчеловеческой мощи?»

 

Глядя на Ронни, я понял, что в эта задача не имеет решения. Но, с другой стороны, я же знал то, чего не знали Курцвел и Гарро и другие традиционные предсказатели. Я знал о Коде AQAL, и в особенности о радужных внутренних мирах, великих морфогенетических полях самой эволюции, сияющих высотах, влияющих не только на внешнее, но и на внутреннее – а именно там происходят настоящие события, там идет настоящая игра – и все что это значит, и все что это может сделать для сценарного планирования будущего. И ВСЕ это полностью игнорировалось традиционными предсказаниями и сценариями – эти ребята просто слепы, слепы как кроты… То есть слепы к левосторонней реальности, всему, что она значит, всему, что она контролирует… Однорукие футурологи – вот кто такие эти курцвелы, гарро и фридманы… Однорукие футурологи. Совсем не обязательно, что их предсказания ошибочны, но если они окажутся правы, то исходить их правота все равно будет из неверных предпосылок.

 

«Ну что, сони, это были сектора из нашего «все сектора, все уровни, все линии, все состояния, все типы». Если вы усвоили часть про сектора, давайте добавим еще какой-нибудь элемент модели AQAL – можно линии, или состояния, или уровни, или типы, или какую-нибудь комбинацию перечисленного. Не обязательно применять сразу все, но чем больше компонентов вы задействуете, тем более сложным становитесь.

 

Так что давайте посмотрим на уровни. И догадайтесь что? Раз вы так тихонько сопели и не раздражали меня вопросами – Кевин ты больше не храпишь, ура тебе, друг мой! – бонусом к уровням пойдут линии. Ага, точно, два по цене одного. Мы закончим так быстро, что вы не успеете даже сказать: «Ау! Кто заблевал мои новые туфли от Прада?»

 

Ну что, красавцы и красотки, это легко. Все слышали об эмоциональном интеллекте, да? Так это и есть одна из линий развития. Эмоциональный интеллект – это способность чувствовать эмоции других людей. У женщин это особенно хорошо получается, да? Женщины в каждый конкретный момент ощущают с десяток оттенков эмоций. Они могут только войти в комнату – и уже понять, кто на кого запал: «Та сучка у окна пялится на моего Гарольда»; или «Та сучка у окна хочет трахнуть моего Гарольда» или «Мне все-таки придется той сучке начистить лицо» и так далее. У женщин невероятно развито тонкое восприятие эмоциональных посланий.  Возможно, это эволюционное качество, развитое благодаря их материнской роли, поскольку мать должна различать десятки оттенков эмоциональных сигналов младенца, чтобы тот выжил – каждый оттенок голода, раздражения, близости, боли, желания, равнодушия и так далее, и каждая женщина распознает около 28 оттенков эмоций.

 

У мужчин только две эмоции: вперед и назад», - тут засмеялись даже журналисты. – «Но они очень полезны, когда в доме надо что-то починить, да, девчонки?» – женщины в аудитории согласно закивали, мол, да, да, точно.

«Конечно же, кроме эмоционального интеллекта существует когнитивный интеллект, музыкальный интеллект, кинестетический интеллект, межличностный, языковой, интроспективный, духовный, моральный и т.д. Это все различные виды человеческих  способностей.

 

Развиваются они в каждом человеке крайне неровно, да? Все мы знаем людей с высоким уровнем когнитивного интеллекта и низким – эмоционального. Нацистские врачи – крайний пример такого рода. Или кого-то, кто хорош в спорте – это кинестетический интеллект, но полный профан в музыке. Или тонко чувствует эмоции, но с математикой на «вы», и т.д… Что, Кевин? Есть ли бля*ская линия? Ты имеешь в виду проституток?... С чего такой вопрос, Кевин? А, ты знаешь девочку, которая классно трахается, но не может написать слово «сосать» без ошибок? Гхм… нет, Кевин, бля*дской линии не бывает. Но, скорее всего, у этой девочки хорошо развита кинестетическая линия. Да, точно.

 

Хорошо. Мы легко можем это указать на графике. Кое-кто из вас уже видел такие графики. Мы называем их психографами или интегральными психографами.  Это – график уровней-линий верхнего правого сектора. Такие же можно построить для остальных секторов.

5.jpg

Рис. 5. Интегральный психограф и уровни развития по цветам радуги

 

У большинства людей психограф выглядит примерно так, как на этом рисунке. Несколько линий с высокими показателями, несколько – средних и все остальные на низком уровне. Кевин, ну что еще? У тебя всегда высокие показатели? Не в том смысле, Кев.

 

Итак, как я уже сказала, у другого человека показатели психографа будут совсем другими – высокими по одним линиям, средними – по другим и низкими – по третьим. Вот и все об «уровнях и линиях». Так что общий уровень развития – весьма уникальный и личный показатель, к тому же совершенно не линейный. Это нормально, естественно и хорошо! Быть интегрально информированным не означает добиться высших значений по всем линиям, это вам не душевный олимпийский декатлон – вперед, к золотым медалям по всем десяти линиям! Вы просто должны знать свои сильные и слабые стороны относительно карты AQAL.

 

Такая неравномерность характерна для отдельных людей, групп, культур, исторических периодов. Здесь важно понимать, что не существует единой, монолитной, универсальной лестницы развития – единой шкалы или единой линии развития, по отношению к которой все люди или все культуры могут быть монологически отнесены к «высокому» или «низкому» уровню. Это как раз суть плохой генеалогии, который мы хотели бы избежать, будь то Пиаже, спиральная динамика или Кольберг. Так что, детишки, изучайте эти плохие подходы, которые учитывают только одну линию – чтобы не стать такими, как они, когда вырастите».

 

Я посмотрел на Ронни – вот вам еще один пример. Конечно, у него бывают моменты просветления. А сейчас он выглядел как один из них.

 

- Ну, что, видишь, зануда ты эдакая, это супер Сингулярность, опаньки, вот прямо на нас и катится лавиной! Кен, ну, Кен! ты тут вообще? Похоже, Чарльз и Марк думают, что сингулярность надвигается. Это Код предсказал, да, Ваше Занудство? А Чарльз, что, вправду всем этим управляет? НЕ УДИВИТЕЛЬНО, что террористы на них охотятся! Ну, что ты думаешь, а, Зануда Великий? Это же все объясняет, да?

 

«Так, мои интеллектуальные боги и богини, перейдем к части все линии. Это понятие просто означает, что у человека есть различные интеллекты, так что когда вы говорите, что тот или иной человек, или группа, или культура, или капитан Кук находится на высоком уровне развития, не забудьте уточнить, какую линию вы имеете в виду! Ведь существует больше двадцати различных линий развития, и конкретный человек или группа могут находиться на высоком уровне развития только какой-нибудь одной из них.

 

Обратите внимание, что когда вы упоминаете линии, вы обязательно упоминаете и уровни. Например, когда вы говорите, что у одних людей эмоциональный интеллект развит больше, чем у других. А что это означает – «развит лучше» или «развит хуже»? Совершенно верно, это означает выше или ниже – уровни или стадии.

 

Поэтому когда вы говорите об уровне развития тех или иных способностей или линий, вы подразумеваете также и уровни или стадии. На психографе «уровни» - это вертикальное измерение любой линии или интеллекта. Это просто великая радуга или высота вертикального развития – вертикальная шкала глубины, роста и эволюции – которую мы часто называем Радугой. Это понятие дает вам то, чего нет в герменевтике и плюрализме: шкалу глубины, вертикальной глубины, или направления, или стоимости. И этого достаточно, чтобы спасти весь подход от внутренней противоречивости плюралистического релятивизма.

 

В «Интегральной психологии» вы найдете сравнительную таблицу более чем ста шкал развития из досовременных, современных и постмодернистских источников. Мы считаем общее сходство такого большого количества самых разных карт достаточным доказательством наличия универсального потока развития, протекающего через человечество – великая Река Жизни – а различные модели развития остаются просто грубыми набросками этой великой Реки. Все модели развития ограничены, поскольку никто не может отобразить все ее кипучее, струящееся великолепие. Но многие из них вполне применимы, поскольку показывают некоторые распознаваемые нами качества Реки. Если мы сознательно критически относимся к этим концепциям, когда их применяем, мы можем оправданно двигаться вперед в нашем эволюционном путешествии по великой Реке или Радуге Жизни».

 

- Кен, ну Кен же! Давай, мужик, выкладывай! Скажи, мне, скажи! Что – Код предсказал Сингулярность? Кен, ну ты же по-любому знаешь больше, чем я! А ты боишься за Чарльза? Ох, черт, ему не поздоровится!

 

- Ронни, блин, ну вся же пресс-конференция об этом, а? Карла же говорила о сценариях будущего. Вот и все, чувак. Они все расскажут про Код, и особенно о сценариях будущего, которые запустили на суперкомпьютерах с использованием Кода. А если Код предсказывает сингулярность – ах да, прости, Сингулярность с заглавной «С» - тогда тебе придется отнестись к этому посерьезнее, потому что все, что предсказывает Курцвел и Фридман он в себя включает, только еще добавляет внутренние измерения, о которых те не упоминают ни одним словом. А что касается Чарльза, Бог мой, мне до одури страшно. Я с ума уже схожу просто.

 

«Теперь давайте поговорим о понятии всех состояний, и интегральный подход станет еще более полным. И вы все там, отлетевшие на галерке, возвращайтесь из своей дельта-комы и послушайте; это и вас касается. Самое важное, что мы узнали за последние три десятка лет исследований о состояниях сознания, включая медитативные состояния, это то, что вы можете находиться практически на любой стадии развития сознания и переживать абсолютно любое состояние сознания. Другими словами, человек на любой стадии-уровне развития может пережить измененное состояние сознания или пиковый опыт. Вы можете находиться на красном, янтарном, оранжевом, зеленом, бирюзовом и т.д. уровне и переживать любое количество плотных, тонких, причинных и недвойственных состояний, включая медитативные. Но вы будете объяснять свои состояния с точки зрения той стадии, на которой находитесь. Мы это называем «состояния и стадии», и это понятие лежит в основе решетки Уилбера-Комбса.

 

Это позволяет нам видеть, как человек, скажем, на зеленой стадии развития, может пережить глубокий опыт недвойственности и единства со всем сущим – но он будет объяснять это единство с точки зрения зеленого уровня развития сознания. А если он находится на бирюзовом уровне – то с точки зрения бирюзового. Красный – красного. И так далее. Но медитация сама по себе не показывает эти вертикальные стадии – например, по Гиллиган. Вы можете сидеть на свой подушке для медитаций годами, и никогда в ваш ум не закрадется соображение: «Это – красная мысль, это – янтарная мысль, это – оранжевая мысль, это – бирюзовая мысль» и т.д.

 

Вот почему мировые традиции мудрости, несмотря на всю их мудрость, не являются интегральными. На самом деле, они представляют собой подход к состояниям верхнего левого сектора. Они не распознают стадии, они не распознают другие сектора – и с интегральной точки зрения в этом и состоит причина их крушения. Конечно, интегральный подход включает в себя медитативные состояния, но не ограничивается ими.

 

Увы, если вы этого не понимаете, вы промедитируете всю жизнь, в уверенности, что состояния – это все, что важно, и не понимая, что нужно учитывать также вертикальные стадии, не говоря уже обо всех остальных секторах. Потому что если вы не будете о них помнить, получится, что вы 20 лет  медитировали, а еще не просветлились, да? И совершенно непонятно, почему».

 

- О, смотри, - воскликнула Ким. – У него фамилия как у тебя!

 

- Странно, да?

 

«Мы вернемся к решетке Уилбера-Комбса позже, с теми, кому это действительно интересно. Пока просто запомните, что переживания различных состояний были основной движущей силой многих исторических событий. Неважно, как их воспринимать – как «простые галлюцинации» или как «вспышки высшей реальности» - можно и так и так. В любом случае, вы, скорее всего, не сможете понять историю без них. От Жанны д’Арк до Распутина, от Моисея до Мартина Лютера Кинга-младшего, измененные состояния сознания были основной движущей силой человечества».

 

- Итак, следующее и самое последнее… Гхм… Подождите, мне вот что пришло в голову, - Карла посмотрела на аудиторию. – Кевин?

 

- Да, д-р Фуэнес?

 

- Слушай, Кевин, кабинет Говарда Гарднера всего через несколько дверей по коридору. Ты бы заглянул к нему после лекции и задал ему свой последний вопрос.

 

- Это про бля*скую линию развития?

 

- Да, именно.

 

- Вы уверены, что он это поймет правильно?

 

- Уверена. Он будет в восторге, я обещаю.

 

- Конечно, д-р Фуэнтес, я так и сделаю.

 

«Ладно, идем дальше. Последняя часть, очень быстро, все типы. К типам можно отнести все, что угодно, да? Типы цветов, рек, машин… Моника? Типы дебилов, которые бросили тебя ради Лесли? Ну… гхм… если их было больше, чем один. Поскольку, видишь ли, типы могут относиться к нескольким предметам, которые ты распределяешь по типам, так что… А, так их несколько было, понятно. Несколько это сколько? Трое тебя кинули ради Лесли. Ну, давай посмотрим, можно ли их распределить по типам. Какие это типы, по-твоему?... Ну, какие это были типы парней, что бросали тебя ради Лесли? Мудак, полный мудак и просто нереальный мудак. Ну что, да, это вполне правомерная типология. Три различных типа парней, которые бросили Монику ради Лесли. Молодец, Моника.

 

Существуют также и другие типологии. Это могут быть различные полезные классификации по типам характера, половой ориентации, стилю, предпочтениям и т.д., относящимся к мужчинам и женщинам. Как обычно, нужно быть крайне осторожными, чтобы не навешивать ярлыки на людей. В то же время, хорошая типология может быть очень полезна для понимания себя. Вспомните о применении классификации Майерс-Бриггс, основанной на четырех основных типах Юнга (думающий, чувствующий, ощущающий, интуитивный). В последнее время многие люди обратились к Эннеаграмме как к весьма полезной типологии.

 

Ну что, мальчики и девочки, вот вам общая картина: краткое описание интегрального подхода к историографии – все секторы, все уровни, все линии, все состояния, все типы. Сложилось у вас общее представление, да? Мы обнаружили, что это наиболее целостная карта для понимания человека, и таким образом для того, чтобы понять, что они делали вчера и предсказать, что они будут делать завтра. Т.е., сценарии будущего.

 

В Коде учитываются люди, их знания и мир, насколько мы его знаем. Т.е., он учитывает все сверху донизу. Это матрица AQAL, в которой возникают все, насколько мы можем сказать. Таким образом, это, похоже, и есть структура известного нам Космоса. Я тут шутки шутила со своими студентами, но на самом деле, это все очень серьезно».

 

Она посмотрела на аудиторию. «Теперь, кроме того, чтобы описать вам Код, мы хотим показать, что получается при его использовании в различных очень сложных моделирующих действия системах. В прошлом, как некоторые знают, проблема с этими программами состояла в том, что модели действий в них основывались на плоской психологии. Они предполагали, что агенты действия мотивируются исключительно рациональными личными интересами, или стремлением к выживанию, или потребительскими нуждами и т.д. Но на самом деле, для агентов существует огромная иерархия стремлений – вся Радуга – не говоря уже обо всех остальных секторах, уровнях, линиях, состояниях и типах. И все их нужно учесть в точной системе моделирования действий.

 

Итак, что же получится, если совместить интегральную психологию – и Код – и эти суперкомпьютерные сценарии будущего? В этом весь вопрос, да? Цена тому вопросу – 64 тысячи долларов.

 

Каков же будет ответ? Дамы и господа, пожалуйста, возьмите брошюру. Она называется «Компьютерный сценарий Кода AQAL СХ-555. У нас в обиходе это отчет Центрикс».

 

Между рядами кресел пошли сотрудники, раздавая брошюру, из которой все наконец-то узнают, как будет выглядеть будущее.

 

По какой-то странной причине я точно знал, что в ней будет написано.

Комментариев (0)