Пропустить навигацию
 
В данный момент модерируется

Кен Уилбер. Интегральная медицина: ноэтическое прочтение

Версия 2  Нажмите чтобы просмотреть историю документа
Bookmark and Share
Создан : 13.01.2011 21:02 Админ портала - Последнее изменение :  13.01.2011 21:25 Админ портала

caduceus2.jpg

Интегральная медицина: ноэтическое прочтение


Предисловие Кена Уилбера к книге «Consciousness and Healing:

Integral Approaches to Mind-Body Medicine»

 

Мне всегда казалось особенно интересным то, что главным тезисом в клятве Гиппократа – клятве, произносимой в различных формах множеством врачей по всему миру на протяжении почти двух тысяч лет – является простое: «Не причини вреда!» Утвердительных указаний несколько, но это запретительное сразу бросается в глаза. Почему же вообще от будущего врача требуется клясться в чем-то подобном? Такое впечатление, что Гиппократ понимал: учитывая всю ту огромную власть, которую имеет доктор над пациентом, в основе своей позитивную и благотворную, один момент необходимо постоянно держать под контролем – беспрецедентную возможность причинения вреда человеку совершенно законным путем.

 

Из нескольких существующих версий клятвы Гиппократа становится очевидно, что сам Гиппократ (до недавнего времени за него принимали Гиппократа Великого, но последние исследования показали, что это – один из членов Пифагорейского союза; что не приуменьшает репутацию первого) прекрасно понимал, что – в особенности, когда дело касается медицины, - вред пациенту можно причинить двумя способами: неверным действием и незнанием. Врач может повредить пациенту тем, своим знанием, но незнание может нанести гораздо больший ущерб.


Таким образом, целью интегральной медицины может стать максимальное уменьшение количества вреда, наносимого двумя вышеозначенными способами, что, в свою очередь, готовит сцену для совершения потрясающего чуда, которое даже теперь еще, спустя две тысячи лет, никто из нас не понимает: для исцеления.


Будучи заявленной в более позитивном ключе, цель интегральной медицины может быть обозначена как использование наиболее полного и всеобъемлющего подхода к лечению, конечно же учитывая такие практические аспекты как временные ограничения, возможности страховки и медико-организационную практику. Та интегральная медицина, что так быстро развивается в последнее время, шагнула далеко за пределы различных ранних попыток в этой области, известных как «холистическая», «аллопатическая», «альтернативная» и «нетрадиционная» медицины. Хотя многие из компонентов этих ранних подходов применяются и сейчас, интегральная медицина основывается на гораздо более широкой платформе, более укорененной в эмпирических исследованиях и более тесно взаимосвязанной со всесторонними моделями человеческой психологии и сознания. К тому же важно помнить, что интегральная медицина существенно отличается как от традиционных, так и от нетрадиционных медицинских подходов, хотя и включает в себя доказавшие свою эффективность элементы каждой из них.


На что же будет похожа эта интегральная медицина? И как, имея в виду экономические и практические ограничения современного мира, применять ее с наибольшей эффективностью? Следующие главы посвящаются ответам именно на эти вопросы. Но прежде чем мы обозначим некоторые из выводов, давайте посмотрим на ряд традиционных проблем и дилемм, встающих перед большинством врачей и профессионалов из мира медицины.


Каждый знает о первой дилемме, т.к. этот постулат давно вколачивается в головы студентов-медиков: «Не вступайте в эмоциональную связь с пациентами». В свое время указание обращаться с людьми как с объектами определенно не было жестоким и безжалостным; оно, напротив, было искренней попыткой привнести беспристрастность и научный подход в лечение болезни. Эмоциональные отношения с пациентом не только осложняли постановку диагноза, но и обессиливали врача, что напрямую вело к нанесению вреда пациенту.


Но вот, лет десять-двадцать назад было произведено большое количество исследований, показавших, что включение и учитывание положительных эмоциональных факторов (как со стороны медика, так и со стороны пациента) оказывает глубокий положительный эффект на процесс лечения, во многих случая не только сокращая время восстановления, но и снижая расходы. Речь идет не об эмоционально-зависимых пациентах, нуждающиеся в том, чтобы кто-то «подержал их за ручку». Контролируемые исследования систематически показали, что при условии задействования определенных эмоциональных и аффективных элементов в лечении, положительные эффекты имеют тенденцию проявляться у всех типов пациентов. Т.е., говоря прямо, отсутствие эмоциональной связи с пациентом может не только увеличить медицинские расходы, но нанести серьезный вред пациенту. И что же делать бедному врачу?


Медицинские школы в стране по началу отнеслись к этому исследованию с подозрением. Для большинства традиционных медиков всё это звучало слишком «по-ньюэйджевски». Попытки включения таких вот «субъективных» факторов представляли собой полную противоположность тому, что современная медицина должна была бы делать. Тем не менее, почти все медицинские школы были вынуждены обратиться к изучению этой темы, когда исследования показали, что пациенты бегут от традиционной медицины и тратят ежегодно порядка двух млрд. долларов на те виды медицины, которые не игнорируют подобные субъективные моменты. Более двух третей медицинских школ в настоящее время включили в свои программы курсы альтернативной медицины, хотя отношения между двумя подходами продолжают оставаться столь же непростыми (если не сказать циничными), как и доселе. Поэтому интегральная медицина пытается выстроить такую модель, в которой оба подхода сосуществовали бы рамках, не смущающих ни один из них.


Вторая дилемма общего порядка, перед которой становятся медики, – это очень сложная проблема, известная как «картезианский дуализм», или проблема разума и тела, которая, если не пускаться в отвлеченные философствования, означает просто следующее: прямо в данный момент вы, скорее всего, ощущаете за собой какое-то количество сознания и свободной воли, и в то же время физика утверждает, что реальность – это закрытая материалистическая система. Даже если по убеждениям вы материалист, вы вынуждены постоянно переводить свой непосредственный опыт в материалистические термины, просто потому, что вы переживаете его по-другому. Физикализм, другими словами, попирает саму суть того, как мир естественно нам представляется (не говоря уже о том, что большинство философов в этой области просто не верят в сводимость сознания к исключительному материализму). И все же, как традиционный медик, вы в большей или меньшей мере вынуждены обращаться с пациентом, как если бы он был в сущности биофизической или материальной системой: фармакология для этого, хирургия для того, радиотерапия для третьего, одно физическое вмешательство за другим. Когда речь заходит о медицине, ваши пациенты представляются физическими машинами; однако же ни вы сами, ни ваши пациенты, в своем сознании не чувствуете себя физической машиной. Таким образом, «картезианская» проблема в традиционной медицине заключается в том, что вы вынуждены обращаться с пациентом как если бы он или она были физическими машинами, тогда как оба вы знаете, что это не так.


Третья общая дилемма, с которой сталкивается традиционная медицина – это вопрос согласия пациента с лечением. На данный момент установлено, что многие случаи неудачного лечения связаны с недоверием пациента предписанным способам медицинского вмешательства (от принятия лекарств до следования диете). Согласие пациента обычно попадает в расплывчатую область «субъективной психологии» – именно в ту область, которая отрицается биофизической медициной. То есть, базовые практики биофизической медицины делаются неэффективными под влиянием факторов, которые эти же практики считают неважными.


Четвертая дилемма, с которой сталкиваются медики, редко обсуждается, но всегда прячется где-то в замалчиваемой сфере: где конкретно вы помещаете болезнь? И где вы помещается причины болезни? Просто невозможно очертить границы вокруг какой-либо болезни, не говоря уже о ее причинах. К атеросклерозу приводит множество факторов, включая диету с большим количеством транс-жиров; с одной стороны, считается, что они повинны в тысячах смертей ежегодно, с другой – они широко представлены в каждой упаковке фасованных продуктов в стране. Или взять гормоно-подобные синтезированные химикаты, которых сейчас насчитывается десятки тысяч, 10% из которых являются канцерогенами. Может ли быть человек здоровым, если больна биосфера? Из этой неудобной перспективы следует, что когда вы, как врач, лечите пациента, вы пытаетесь починить одно маленькое звено в глубоко нездоровой цепи событий.


Психиатры сталкиваются с этой болезненной дилеммой постоянно. Подросток попадает в кабинет врача для лечения тревожного невроза; вскоре становится очевидным, что болен не столько сам подросток, сколько его семья с агрессивным отцом и матерью-алкоголичкой. Где же локализуется это заболевание? И это не говоря о факте, что бедный тинейджер вынужден каждый день доказывать, что он не носит с собой УЗИ, проходя через металлодетектор в школе. И что делать бедному психиатру? Конечно же, накачивать парня лекарствами.


Эта дилемма такова, что как каким-то таинственным образом все в мире связано со всем, так и болезнь целиком и глубоко встроена в сети, системы и цепи патологии, где каждый отдельный пациент является чем-то вроде пресловутой канарейки в шахте, которая проявляет системное заболевание чуть раньше остальных и у которой хватает ума погибнуть первой.


Воспринимает ли медик болезнь частью большей (вероятно пораженной) системы или нет, в любом случае где-то возникает сверлящее чувство, что твои усилия по излечению не сильно отличаются от работы хирурга полевого госпиталя на войне – вы подштопываете их и отсылаете обратно на передовую ловить следующую пулю. Внутренне присущее ситуации безумие – неизбежную «Уловку-22» – в той или иной степени ощущают все вдумчивые медики.


Смежной к сложному вопросу об определении понятия «болезнь» размещению ее в определенной области, является проблема определения понятия «здоровье»? Приняв, что человеческое существо – это не просто механизм, состоящий из физических частей, но что оно содержит также эмоциональные, ментальные и духовные измерения, которые нельзя свести к материальным процессам – что именно будет означать «здоровье» в подобном многомерном существе? Как много уровней существования (физический, эмоциональный, ментальный, духовный) следует лечить доктору? Можно ли считать меня здоровым, если я «получал недостаточно духовного питания»? Если тест крови нациста не покажет отклонений, можно ли будет считать этого человека здоровым?


«Ну, меня, как врача, это не может и не должно беспокоить в первую очередь». Но ведь это все та же мучительная проблема, не так ли? Говоря, что эти области не являются предметом врачебного интереса, мы по определению клянемся в верности старой материалистической версии медицины, вынуждая себя обращаться с пациентом в рамках той модели, которую и он и мы считаем чушью. И вот она, эта проблема: как медику вам, возможно, действительно необходимо специализироваться в какой-то области и игнорировать и выделять все остальные; но как человеку вам просто невозможно поступать таким образом, сохраняя одновременно хоть какую-то здравость и достоинство. И чем более эффективным представителем традиционной медицины вы становитесь, тем более ущербным человеческим существом зачастую вы себя обнаруживаете.


Интегральная медицина нацелена частично на решение именно этих проблем, имея в виду, что в большей степени они затрагивают именно медиков, а не непосредственно пациентов. Интегральная медицина, конечно же, сосредоточивает свои усилия на более эффективной и разумной помощи больным; но в первую очередь и в основном она пытается помочь именно медикам решить все эти довлеющими над ними болезненные проблемы.


Все вышеперечисленное отличает интегральную медицину как от общепринятого, так и от альтернативного медицинского подхода. Часто говорят, что традиционная медицина лечит болезнь, а альтернативная – человека. Это прекрасно, и лично я считаю, что и то и другое очень важно. Но интегральная медицина делает еще один шаг вперед: она соотносится с болезнью, она соотносится с человеком, и она соотносится с врачом.


Тут полезно остановится и провести различие между тем, что можно определить как «интегральный подход» и тем, что можно определить как «интегрально-информированный подход». Как мы увидим далее, оба вида играют важную роль в интегральной медицине, но первое больше относится к больному, тогда как последнее – к врачу. Интегральный подход более эффективно помогает пациенту, а интегрально-информированный – доктору.


Все вышеописанные проблемы – это вариации на одну общую тему: природа человеческого существа и его или её отношения с большей мерой вещей. Хотя здесь может показаться, что мы предпринимаем неуместную попытку сойти с пути и углубиться в дебри философии, психологии, метафизики и тому подобных настораживающе не относящихся к делу областей, общий смысл любого по-настоящему интегрального подхода как раз и состоит в том, что затронуть основы как можно большего количества важных областей исследований, прежде чем быстро вернуться к специфическим темам и приложениям данной практики – в данном случае медицины. К счастью, результат данного конкретного уклонения от прямого пути можно суммировать достаточно просто и кратко, быстро установив его непосредственное отношение к медицине.


Интегральный подход в некотором роде значит: «вид с высоты в 50000 футов». Это панорамный вид на способы исследования (или еще можно сказать: способы нахождения знаний), используемых людьми на протяжении десятилетий и, иногда, столетий. Интегральный подход основан на одной базовой идее: ни один человеческий разум не способен быть на сто процентов неправым. Или, как мы можем сказать: ни один человек не может быть настолько умным, чтобы всё время быть неправым. Это означает, что когда дело касается решения, какие подходы, методологии, эпистемологии или пути познания верны, ответ может быть только: «Все». Именно так: все многочисленные практики и парадигмы человеческого познания – включая физику, химию, герменевтику, совместное исследование (collaborative inquiry), медитацию, нейрологию, поиск видений (vision quest), феноменологию, структурализм, исследования тонких энергий, теорию систем, шаманские путешествия, теорию хаоса, психологию развития – все эти методы исследования являются важными частями общей головоломки всего существования, включающего, среди всего прочего, заболевание и здоровье, врачей и пациентов, болезнь и излечение.


Так что интегральный подход начинается не с вопрошания, к примеру: «Какие из данных методологий верны, а какие нет?», а с вопроса: «Что же это за вселенная, в которой все эти методологии вообще смогли возникнуть?» И раз ни один разум не в состоянии генерировать сто процентов ошибок, это неизбежно значит, что все эти подходы могут предложить как минимум частичные истины для интегральной конференции, и единственным достойным внимания вопросом остается: какую модель сможет найти правильное место для всех этих важных, хотя и частичных методологий?


Если мы найдём такую интегральную модель, скорее всего, она будет иметь непосредственное воздействие на медицинские практики и на те сложные проблемы, с которыми сталкиваются медики, в своём стремлении выразить как можно более полно свой человеческий потенциал вынужденные на данный момент быть менее-чем-интегральными во врачебной практике? И желающие привнести эту целостность (integrity) в интегрально-информированную практику медицины? Есть ли необходимость терять свою человечность по мере повышения врачебной квалификации? Или существует такой путь медицинской практики, где не приходится жертвовать ни граммом строгих научных, эмпирических и клинических измерений, которые всегда будут краеугольным камнем любой современной научной медицинской системы, но где в то же время имеется гармоничное пространство для всех тех измерений бытия-в-мире, игнорирование и подавление которых не только затрагивает человечность врача, но и его профессиональные качества.


Чтобы показать, о чем идет речь, приведем пример применения интегрального подхода в психологии; пример тем более релевантный, что как раз в измерениях психологии и сознания интегральный подход может многое предложить традиционной медицине.


Существует как минимум дюжина главных психологических школ, восточных и западных, древних и современных. Есть более «внешние» и «объективные» подходы к сознанию, вроде нейробиологии, когнитивной психологии, теорий хаоса и сложности, бихевиоризма и нейрофармакологии. Есть более «внутренние» или «субъективные» подходы вроде глубинной психологии, медитации, направленного воображения (guided imagery) и феноменологии. Есть «социальные» подходы, делающие акцент на социальной природе сознания, включающие семейную терапию, системную теорию и социальную психологию. И существуют авангардные подходы, включающие исследования тонких энергий, паранормальных способностей и трансперсональных стадий и уровней сознания.


Когда я впервые приступил к изучению психологии и сознания, общепринятой практикой всё ещё было выбрать одну (в крайнем случае две) из этих школ, решить, что эти подходы в основном правильны и потратить остаток профессиональной жизни в яростных атаках на оставшиеся десять школ. Но по мере того, как на эту область начали оказывать влияние интегральные идеи, основной вопрос в исследованиях психологии и сознания изменился с «Которая из этих двенадцати школ является лучшим и наиболее точным подходом?» к «Почему вообще возникли эти двенадцать школ?»


Никто не умен настолько, чтобы ошибаться все время. Вывод ясен: если мы вообще хотим иметь что-то напоминающее целостный, интегральный подход к психологии и сознанию, то единственное, что мы можем знать наверняка, то что такой подход будет включать все двенадцать школ. Сотни тысяч достойных мужчин и женщин по всему свету уже занимаются нейробиологией, медитацией, психиатрической фармакологией, исследованиями тонких энергий, трансперсональной психологией, созерцанием, теориями хаоса и сложности. В большинстве своём это ответственные, искренние, целостные люди, и они искренне считают, что избранная ими практика или поле деятельности вносит положительный и полезный вклад в существование человечества. И вы знаете что? Я им верю. И я надеюсь, вы тоже. Вопрос не в том, могут ли они это делать, следует ли им это делать, или же они ошибаются, делая это. Вопрос в том, что они уже это делают и делают это в рамках сообществ, где знание об этой деятельности передавалось десятилетиями или даже столетиями, и все из них вносят неоценимый вклад в общую сумму понимания того, что это значит – быть человеком в этом мире.


Таким образом, по-настоящему интересным вопросом в области психологии и исследований сознания становится: «Какая теоретическая модель может вместить в себя важные, хотя и частичные истины всех этих двенадцати школ?» И затем: «Построив подобную интегральную и неисключающую теорию, каким образом из этой интегральной теории можно вывести интегральную практику


В области психологии и исследований сознания один результат подобного интегрального подхода существует. Если вы выложите все эти двенадцать важных школ на один стол; если вы предположите, что все они представляют важные части одной головоломки; если вы затем спросите: «Чем должна быть природа человеческой психики, чтобы все эти подходы указывали на что-то важное в ней?», то одним из выводов будет то, что в психике должны иметь место различные области и измерения, соответствующие вышеописанным методологиям.


Наиболее известная мне разновидность интегральной психологии сводит все эти «необходимости» к пяти наиболее важным измерениям или компонентам психики, называемыми квадрантами, уровнями, линиями, состояниями и типами. Несколько последующих глав обрисовывают общий контур этой версии интегральной психологии, так что здесь я не буду утомлять вас подробностями, но что я хочу сказать – это то, что если у нас есть все более интегральная психология, то мы, возможно, также приближаемся к пониманию того, что значит быть интегральным врачом.


«Квадранты» – это просто обозначение перспектив: от первого, от второго и от третьего лица. Во всех основных человеческих языках есть местоимения первого, второго и третьего лиц (первое лицо: я, мы; второе лицо: ты, вы; третье лицо: его, её, им, они, оно, его). Простейшим и в то же время наименее упрощающим объяснением служит следующее: эти местоимения представляют реальные и постоянные измерения опыта и реальности, измерения, к которым язык адаптировался и которые включил в себя на протяжении эволюции. Измерения бытия-в-мире от первого лица включают в себя среди прочего: внутреннее «я», самоидентификацию, искусство и артистическое самовыражение, медитацию, глубинную психологию, направленное воображение, интроспекцию, созерцательную молитву, обычные и измененные состояния сознания и внутреннюю феноменологию. Измерения бытия-в-мире от второго лица – это способы, которыми «я» и «ты» сходимся и формируем «мы» (поэтому к «ты» и «мы» иногда относятся вместе как ко второму лицу), и посему измерения от второго лица включают: культуру, герменевтику, взаимопонимание, мораль (или вопрос о том, как относиться друг к другу с уважанием), межсубъективность во всех её проявлениях и вообще коммуникацию как таковую. Измерения бытия-в-мире от третьего лица включают более «объективный» подход к реальности, использующий не «я-язык» или «мы-язык», но скорее «оно-язык» – то есть более научные подходы, фокусирующиеся на этих сторонах бытия «от третьего лица» – физику, химию, нейробиологию, фармакологию и т.п. Эти «оно»-подходы иногда разделяют на индивидуальные и системные, что дает нам науки, фокусирующиеся на индивидууме или его составляющих (более «атомистичные» версии наук вроде физики, молекулярной биологии и т.п.) и те, что фокусируются на коллективном (такие как многочисленные формы теории систем, экологию и теорию сложности). Эти два вида «оно»-подхода часто называют «оно» (единственное число) и «они» (множественное; коллективность, системы).


Таким образом, квадранты (я, мы, оно и они) – это просто способ отслеживать четыре главных измерения бытия-в-мире, которые не только встроены во все главные языки (и таким образом уже полностью представлены и задействованны в вас и в ваших пациентах), но и интенсивно изучаются буквально сотнями значительных парадигм, практик, методологий и способов исследований. Эти измерения бытия-в-мире наиболее часто сводятся к самости (я), культуре (мы) и природе (оно). Или искусству, морали и науке. Или «прекрасному», «правильному» и «истинному». Или же просто я, мы и оно. И интересным моментом является то, что, насколько мы можем судить, ни одно из этих измерений не может быть сведено полностью к остальным (и именно поэтому вы, как учёный, можете пытаться сконцентрироваться исключительно на «оно»-измерении реальности, но как человек вы не можете сделать это не повреждая самой ткани опыта).


И, конечно же, столетиями редукционисты каждого квадранта пытались свести три других квадранта к хитрой вариации их собственного – но только для того, чтобы потерпеть очередное сокрушительное поражение. Материалист – это такое «я», которое проводит свое время в попытках доказать, что «я» не существуют; субъективный идеалист – это такое «я», которое смотрит на «них» и пытается доказать, что «они» не существуют; постмодернисткий конструктивист пытается доказать, что и «я» и «они» являются всего лишь социальной конструкцией «нас». В общем, все выглядит похожим на четыре конечности тела, каждая из которых пытается доказать несуществование остальных – вероятно, наиболее удачно эту ситуацию описал Лавджой (Lovejoy), сказав, что «Нет такого рода человеческой глупости, которая не нашла бы своего поборника». Но в любом случае подобная редукционистская попытка попросту неинтересна интегрально-информированному практику, так как никто не умён настолько, чтобы быть всё время неправым.


Если вы посмотрите на эти четыре квадранта, встроенные во все естественные языки, то вскоре станет очевидна некая симметрия. «Я», «мы», «оно» и «они» представляют собой внешнее и внутренее индивидуального и коллективного. (См. схему 000.) Измерения, относящиеся к левым квадрантам, или внутренние измерения (я или мы или перспективы от первого и второго лица бытия-в-мире), «невидимы» в том смысле, что их нельзя почувствовать ощущениями/чувствами (например, математика, логика, взаимопонимание, любовь, сострадание, интроспекция, медитация, направленное воображение, обычные и измененные состояния сознания и т.п.), в то время как явления, относящиеся к измерениям правосторонним, или внешним (оно и они), могут быть распознаны органами чувств, поскольку это объективные измерения, перспективы от третьего лица на бытие-в-мире, к которым относятся: атомы, молекулы, клетки, организмы, экосистемы и так далее. И если левые и правые квадранты представляют внутренние и внешние реальности, то верхние и нижние – индивидуальное (я, оно) и коллективное (мы, они).


Вывод из этой несложной схемы следующий: все эти четыре измерения неразрывно связаны друг с другом, хотя бы просто потому что не бывает «внутри» без «вне», и не бывает единственного числа без множественного (вероятно, именно поэтому у редукционизма столь последовательная история провалов). И неожиданно это становится весьма интригующим, так как непосредственно соотносится с практикой медицины. Если вы возьмёте только квадранты и выложите их на стол (как на схеме 000), станет очевидно, что традиционная медицина фокусируется почти полностью на одном квадранте – а именно на Верхнем правом, или измерении третьего лица единственного числа бытия-в-мире. Другими словами, традиционная медицина почти полностью сконцентрирована на индивидуальном организме и объективных физических измерениях этого организма (включая его анатомию, физиологию, его органы и эффективные физические вмешательства вроде лекарств и хирургии) – все измерения «оно» человека, определенно реальные и определенно критичные для здоровья – но, так сказать, представляющих только ¼ всей истории, происходящей в вашем кабинете. Если у вас и вашего пациента все эти четыре измерения всегда и в любом событии жизни доступны и задействованы, а в вашей практике медицины вам «позволено» использовать только ¼ реально происходящего, то где-то происходит ужасающий разрыв, и оба вы можете ощущать это, ощущать эту кошмарную раздробленность Космоса, называемую «идти к доктору».


Наверное, очевидно, что многие альтернативные и нетрадиционные подходы к медицине по-своему пытаются задействовать оставшиеся три квадранда, отрицаемые традиционной медициной. Например, многие альтернативные подходы пытаются включить измерения левого верхнего квадранта (или «я»), включая медитацию, направленное воображение, техники релаксации, визуализацию, молитву и проч. Другие подходы пытаются включить социальную составляющую (или правый нижний квадрант), рассмотрев таким образом вопросы здоровья в рамках большего контекста экосистем, токсинов, распространенных в среде, социальных систем и их нездоровья, и сложных сетей, включающих в себя все живые существа. Иные нетрадиционые подходы обращают внимание на более тонкие измерения правого верхнего квадранта, к примеру, на тонкие энергии, которые, похоже, окружают и пронизывают материальное тело организма. Еще одни альтернативные подходы добавляют важность левого нижнего квадранта или «нас» – важность культуры, поддерживающей сети межсубъективного понимания (включая коммуникацию между врачом, пациентом, семьёй и друзьями), групп поддежки и групповой терапии.


Хотя это правда, к примеру, что женщины с раком груди, вступающие в группы поддежки, имеют на 30% больший шанс выживания, чем те, которые не вступают, я хочу подчеркнуть, что межличностная культура является благом сама по себе, очень важным и реальным квадрантом или измерением бытия-в-мире, и задействуют это измерение не только за тем, чтобы физический организм прожил немного дольше, но и потому что это развивает базовое, глубокое и чудесно измерение бытия и сознания. Тот факт, что люди становятся здоровее, поступая подобным образом просто свидетельствует в пользу целостности.


Имеется множество подобных примеров. Интегральная модель предполагает, что любому состоянию сознания в индивидуальном «я» соответствует определенное состояние мозга в физическом организме (или в индивидуальном «оно»). Вы можете лечить состояние мозга, используя фармакологию и нейрохирургию, вы можете лечить состояния сознания, используя глубинную психологию и медитацию. Нет необходимости вам, как нейрохирургу или даже как семейному терапевту, задействовать глубинную психологию или медитацию в вашей практике (хотя, конечно же, вы можете, если хотите); но в подобном случае интегрально-информированный медик осознает наличествующие измерения бытия и сознания его или её пациента, и таким образом может сказать, когда пациенту требуется прозак, когда – медитация, а когда – то и другое вместе. В то время как сейчас большинство заболеваний во всех квадрантах лечат инструментами, эффективно работающими только с физическим организмом: заболевания души лечат антибиотиками, ведь пациенты ожидают от врача какого-то лечения.


Хотя большинство холистических или альтернативных моделей осознают важность этих четырех квадрантов или измерений (намерений, поведенческого, социального и культуры), интегральная модель продолжает расширение своих эвристических пределов, принимая во внимание также уровни, линии, состояния и типы. Это не просто эклектичная модель, представленная в большинстве альтернативных или холистических подходов (когда просто утверждается, что всё соединено со всем), но интегральная модель (последовательная система, точно показывающая, как именно всё связано со всем). Здесь я приведу несколько коротких примеров того, о чем идет речь, а затем мы вернёмся к тому, что из может получиться из «интегрально-информированной» медицинской практики.


Среди специалистов по внутренним измерениям индивидуума («я» или левого верхнего квадранта) мы находим общее согласие относительно существования уровней сознания, состояний сознания, и типов сознания. Поскольку события в одном из квадрантов эхом отражаются во всех остальных (и здоровье или болезнь в одном имеет тенденцию стимулировать здоровье или болезнь в других), интегральная модель даёт нам способ начать коррелировать эффекты различных аспектов сознания с органическим здоровьем и болезнями. Воздействие измененных состояний сознания на здоровье и излечение запротоколировано с шаманских времен до современной психонейроиммунологии, и в настоящей книге приводится несколько эмпирических исследований по данной теме. Столь же важно существование уровней сознания. Задокументированные уровни или волны сознания, похоже, проявляются в диапазоне ощущения – разум – духовность; до-персональное – персональное – трансперсональное; подсознание – самосознание – сверхсознание. Когда древние говорили о спектре сознания, начинающемся от материи, включающему тело, разум, душу и идущему к духу, похоже, что они озвучивали одну из версий этого великого диапазона потенциалов – физических, эмоциональных, ментальных и духовных – потенциалов, которые, как и квадранты, успешно сопротивляются редукционизму.


(Да, я знаю – попытка свести дух к материи является еще одной нелепостью, не испытывающей недостатка в поборниках. Но как бы кто ни пытался, он просто не сможет свести дух к сочетаниям и перестановкам шаловливой пыли. И отчего вдруг эта пыль поднимается и начинает писать поэзию, материалисты ни одного из направлений так никогда и не смогли объяснить. И это не то чтобы подобный редукционизм как-то покушался на данность, напротив – он проваливается в рамках самого же себя, включая имплицитно именно те вещи, которые он пытается разрешить и объяснить. Уильям Джемс называл редукционизм «гениальностью, подкрепленной предубежением» – требуется гений, чтобы придать этой философской игре хотя бы видимость смысла, и требуется предубеждённость, чтобы вообще захотеть этим заниматься. И более интегрально-информированный практик просто отбрасывает редукционистскую предубеждённость и, забрасывая сеть теории как можно дальше и шире в попытке пропустить как можно меньше давно известных тайн, отдаёт себе отчет в том, что люди знали почти с самого начала: все мы имеем физические, эмоциональные, ментальные и духовные измерения бытия и сознания.)

Более того, похоже, что все эти измерения, уровни или волны могут существовать в здоровых или же в болезненных формах. Существует не только больше вариантов здоровья, чем те, которые признает современная медицина, но и больше вариантов болезни.


Конечно, все эти вещи тесно взаимосвязаны, но представляется, что на самом деле существуют и физическое здоровье, и эмоциональное здоровье, и ментальное, и  духовное здоровье, выражающие уровни, стадии или волны этого потрясающего диапазона. Точно также, вероятно, существуют заболевания физические, эмоциональные, ментальные и духовные. Как мы увидим, великий спектр здоровья и болезни становится предметом серьезного интереса интегрального практика.


Через этот диапазон сознания с его стадиями или волнами текут многочисленные разнообразные потоки. Да, именно так, похоже, что существует как минимум пара дюжин относительно независимых линий развития или потоков, движущихся по восходящей через уровни развития или волны сознания. Эти линии развития включают когнитивную линию (изучавшуюся, например, Робертом Киганом и Патрисией Арлин (Robert Kegan, Patricia Arlin)), межличностая линия (Уильям Селман, Шерил Эрмон (William Selman, Cheryl Armon)), ценностная линия (Клер Грейвз (Clare Graves)), линия самоидентификации (Джейн Лёвинджер (Jane Loevinger)), линия стадии веры (Джеймс Фаулер (James Fowler)), линия морали (Лоуренс Кольберг, Кэрол Джиллиган (Lawrence Kohlberg, Carol Gilligan)), линия потребностей (Абрахам Маслоу (Abraham Maslow)) и многие другие. Линии или потоки развития вслед за Говардом Гарднером (Howard Gardner) иногда называют «интеллектами» (как то: эмоциональный интеллект, музыкальный интеллект, кинестетический интеллект, когнитивный интеллект и т.п.). Этот важный феномен, известный как «волны и потоки» (или « уровни и линии») просто означает, что человек может быть на весьма высоком уровне развития в одних линиях (например, в когнитивной), на средних уровнях в других (например, в межличностной) и на достаточно низких в третьих (например, в моральной). Это интуитивно понятно, если мы вспомним, что все мы знаем людей, скажем, очень умных, но не слишком этичных; людей очень искусных в одном, но не столь развитых в другом. Интегральная психология учитывает все эти факторы.


И все эти факторы настойчиво и неизбежно вступают в игру, не только в области здоровья и излечения, но и всего спектра медицинской практики – не отношения механика к машине, водопроводчика к протекающей трубе, но одного человеческого существа к другому. Что если в вашем черном медицинском чемоданчике вы будете иметь не только 20 таблеток, два скальпеля и ортопедический молоточек, но и все квадранты, все волны, все потоки, все состояния, все типы? Что если ваш чемоданчик будет включать более целостную и интегральную карту человеческого существа, прибегающего к вашей помощи, такую, что вы сможете давать по-настоящему интегральный диагноз, раскрывающий все известные основания проблем человека, стоящего вот сейчас перед вами?


«Ах, но, к сожалению, все эти факторы меня не касаются. Как врач, я должен концентрироваться на органических здоровье и болезни.»  Но, видите ли, в чем дело, они вас касаются – потому что в этой культуре, когда кто-то по-настоящему заболевает, все говорят ему одно: «Иди к доктору». Если вы по-настоящему больны, практически в любой области, вы не идете к раввину, священнику или массажисту. Вы идете к доктору.


И что же делать бедному доктору? Большинство терапевтов вам скажет, что больше чем в половине случаев с пациентом физически всё в порядке. Но всё, что это значит – это то, что всё в порядке в правом верхнем квадранте, поскольку совершенно очевидно, что что-то не так в одном из других квадрантов (или в других линиях, или в уровнях, или в состояниях). Повторюсь, нет необходимости лично вам, если вы, скажем, семейный врач, уметь лечить все заболевания во всех линиях, квадрантах или состояниях. Специализация никуда не исчезает. Но если вы желаете быть интегрально-информированным медиком, вы будете как минимум знакомы с заболеваниями и способами их лечения в других квадрантах и измерениях. «Интегральная медицинская практика» даёт пространство для всего великолепия эффективных видов терапии во всех квадрантах и размерностях человеческого здоровья и болезни. На самом деле, существуют, похоже, физические, эмоциональные, ментальные и духовные волны бытия и сознания, каждая из которых обладает «я»-, «мы»-, и «оно»- измерениями. И через эти волны существования текут когнитивные потоки, потоки самоидентификации, ценностные потоки и потоки артистические, несущиеся и перекатывающиеся по этому потрясающему спектру от бессознательного через самоосознавание к сверхсознательному. И, похоже, что каждая из этих переменных участвует в каждом случае болезни и здоровья, заболевания и излечения, лечащего и излечиваемого.


Но принципиальным ингредиентом в любой медицинской практике явяется не сам интегральный медицинский чемоданчик – со всеми своими традиционнами пилюлями, традиционной хирургией, с медициной тонких энергий и с акупунктурными иголками – а владелец этого чемоданчика, интегрально-информированный медик, врач, медицинская сестра, открывшие себя всему спектру сознания, от материи через тело, через разум, через душу к духу, и осознающие таким все, что происходит в рамках каждого события: тело, разум и дух, действующие сами в себе, в культуре и в природе, здоровье и процесс лечения, заболевание и целостность – всё это сплетённое в одну многомерную ткань, которую нельзя нарезаеть на кусочки без фатальной кровопотери.


Интегрально-информированная медицинская практика в первую очередь меняет практикующего её; затем уже он или она могут принимать решение, какой из подходов – традиционный, альтернативный, нетрадиционный и/или холистический – он или она хотят применять, занимаясь целостной медицинской практикой. Это может повлечь за собой подключение новых видов лечения, традиционных или альтернативных; или же добросовестная передача пациентов специалистам в других квадрантах, когда того требует интегральный диагноз; или врач может стать членом группы медиков или работать в медицинском центре, специализирующихся на интегральном лечении (имеющих штатных специалистов, специализирующихся в разных квадрантах, состояних, уровнях здоровья и заболеваний). Единственная неизменная составляющая во всех этих вариантах – это преображенный медик. В первую очередь сам врач должен быть исцелен и должен обрести свою целостность, и не просто путем изучения новых или альтернативных техник, а взращивая новое сознание, дающее пространство для новых техник; а какое уж выражение найдет подобная целостность в интегрально-информированных практиках – это может принимать самые различные формы.


Пожалуй, теперь преимущества интегрально-информированной медицинской практики как перед традиционным медицинским, так и перед альтернативным подходами стало несколько очевиднее. Проблема многих альтернативных, нетрадиционных и холистических практик состоит в том, что при всех их благородных намерениях и честных усилиях, они часто приводят к созданию большой «кучи» возможных способов лечения без интегрально-информированного диагноза или плана лечения. Часто в таком случае возникает ощущение, что если я прописываю одновременно антибиотики и китайские травы, то я холистичен. Или каждый сеанс облучения сопровождается 15 минутами направленного воображения. По моему мнению, проблема здесь состоит в том, что такие подходы сосредоточиваются на простом увеличении количества и типов лечения «во врачебном чемоданчке», - т.е., всё тому же объективисткому инструментальному подходу, только теперь с большим количеством пилюль и молоточков. Это часто приводит в остальном честного холистического практика к неэффективным или даже регрессивным формам лечения, просто потому что всё должно быть включено. Однако то, что ни одна из альтернатив не является неверной на 100%, не тождественно утверждению, что они на 100% верны. Интегральные подходы должны быть очень жёсткими в вопросах стандартов доказательства и действенности – жёсткость, которую многие холистические подходы опускают слишком быстро в попытке «включить всё». Мне совершенно искренне не хочется показаться здесь враждебно настроенным, но по-настоящему целостная медицинская практика, тем не менее, не обязана включать в себя применение пиявок, глаз тритонов или драконьего помета – какое бы восточное имя они не носили.


Сухой остаток всей этой внутренней борьбы между традиционным и альтернативным подходами состоит в том, что доктора сегодня крайне недовольны состоянием дел в традиционной медицине и, тем не менее, часто не верят в холистические альтернативы. Они понимают, что традиционная медицина калечит их как людей и ограничивает их возможности в лечении больных; в то же время они подозревают слишком большую часть альтернативных и холистических подходов в отказе от доказательности и жёсткости в угоду вариации на тему политкорректности для медиков: никто не хочет унижать пиявок.


Интегрально-информированная медицинская практика не отрицает те типы эффективного лечения, которые могут или должны быть включены в целостную схему. Но всё это воистину должно идти после преображения самих практиков. Единственная вещь, которая меняется после принятия вами интегрального подхода, – это ваше собственное сознание, ваша собственная карта человеческих возможностей, карта, потрясающе расширенная от телесных вмешательств до заботы о человеческом существе во всём его или её невообразимом богатстве по всему диапазону, распространяющемуся от пыли к божеству, от горстки материи к божественности – прямо здесь и сейчас. Интегрально-информированный практик, это тот, кто допустил наибольший объем Космоса в свой разум, кто обнаружил таким образом наилучшие потенциальные возможности для здоровья и оздоровления и сострадательной заботы, кто привносит Большой ум в его или её практику, развивая одновременно и большую уверенность, и большую скромность.


Интегральная медицина пока находится в младенческом состоянии. И раз так, врачи и профессионалы области здравоохранения, помогающие выстраивать интегральную практику, находятся на пути невероятного открытия, возможно, одного из самых значительных, сделанных в области медицины за тысячелетия. В последующих главах вы увидите некоторые наиболее значительные плоды этих пионерских усилий. Все вместе они покрывают почти все аспекты квадрантов, уровней, линий, состояний и типов. Есть главы об авангардных исследованиях в областях объективного или «оно»-измерений, включая новую физику; последние исследования нейропептидов и прочих органических коммуникационных систем; спонтанного излечения и механики самовосстановления; телесных компонентов излечения и их будущей эволюции; большое количество эмпирических свидетельств существования и эффектов тонких энергий и их роли в оздоровлении, а также о энергетической медицине. (Пожалуйста, обратите внимание на чёткий акцент на эмпирические свидетельства и естественно-научные обосновния в этих областях. Глаз тритона помещается во врачебный чемоданчик, если (и только если) есть воспроизводимые научные свидетельства того, что это работает.) Лично я считаю, что медицина тонких энергий находится на пороге научных прорывов, что уже одно может революционизировать объективные измерения здравоохранения.


Также вас ждут главы, посвященные необъятной территории «я»-измерения со всеми его волнами, потоками и состояниями – включая роль ментальных факторов в органическом здоровье и заболеваниях; тем путям, на которых разум и тело ни сводятся друг к другу, ни разделяются между собой; природе сознательного исцеления (conscious healing); способам преображения болезни, включающим высшие состояния и уровни сознания; а так же путям, которыми медик может преобразовать его или её собственное сознание, в особенности через помощь другим и приверженность собственной трансформации (transformational engagement) – весь спектр «открытия своего сердца: физически, эмоционально, духовно».


Также последуют главы о «мы»-измерении здоровья и заболеваний, включая кросс-культурные перспективы на здоровье и болезнь; медицину участия (participatory medicine); медицину взаимоотношений (relational medicine); множество путей, которыми каждое «я» и «оно» вплетено в «мы» – именно так, и объекты и субъекты возникают в культурном фоне межсубъективности, играющей огромную роль в области здоровья и болезни (измерения, тем более важные, учитывая насколько в данный момент они отрицаются как традиционной, так альтернативной медициной). Как было показано теоретиками от Хайдеггера до Хабермаса, эти культурные «мы» не могут быть сведены к элементам теории систем (т.е. к социальным «им»), так же как не могут быть они и объяты «я»- или «оно»- подходами, но с которыми необходимо взаимодействовать в их собственных терминах, применяя присущие именно им техники и их собственными способами – способами, с которыми любой интегрально-информированный практик хотел бы ознакомиться. В последнем анализе отношения доктор—пациент рассматриваются не как единое «я», воздействующее на стопку из «оно», но как невообразимое «мы», для которого единственным подходящим определением, кажется, является «священное», и именно из этого священного «мы» произрастает весь процесс излечения как такое чудо любви и благодати, какое, слава богу, никто из нас никогда не сможет понять. (Ведь если бы мы могли, не кажется ли вам, что мы, скорее всего, всё это просто испортили бы?) Медицина, когда она работает, всегда будет скольжением по волнам чуда и таинства, где нет ничего более таинственного и чудесного, чем «мы».


Вас ожидают также главы о важной роли социальных систем, самоорганизующихся систем динамических «оно», сетях экологической связности, не оставляющих незатронутым ни одного индивида. Здесь будут главы об экологическом здоровье, об экозойской (ecozoic) эре, о паутине жизни и том, что это значит для всех нас – о множестве путей, которыми мы связаны друг с другом не только межсубъективностью в культурах «нас», но и межобъективно в системах динамических процессов. Заметьте себе, что подобные взаимосвязанные системы (вроде паутины жизни) всегда описываются в терминах множественного числа третьего лица (поскольку они и в самом деле являются системами динамических и взаимосвязанных «оно»), но суть всё же в том, что любое «оно» или «они» имеют соответствующие им «я» и «мы», и все эти измерения необходимо принимать во внимание в любом интегральном подходе к медицине. И хотя намеревающиеся «я» и культурные «мы» не могут быть ни сведены к социальным системам экологических процессов, ни объяснены ими, первые точно так же и не могут существовать без вторых. Паутина жизни раскрывает только один квадрант, но квадрант, столь часто отрицаемый при концентрации внимания на индивидуальном здоровье.


Все эти важнейшие измерения интегральной медицины рассмотрены в последующих главах. Поскольку различные интегральные подходы еще находятся в пелёнках, совершенно понятно, что не все теоретики в этом томе будут согласны друг с другом. Определённо не все будут согласны точкой зрения или терминологией данного предисловия. Думаю, так и должно быть. Вам доводилось когда-либо видеть те карты, на которых ранние европейские мореплаватели изображали Америку? Те, где Куба имеет размер Сибири, а Флорида продолжается до Бразилии? А то же самое, произведенное американскими аборигенами – например, карты ацтеков, исследовавших новые территории? Что же, текущие карты интегральной медицины весьма их напоминают. Но ведь это просто ещё одна причина двигаться вперед по пути этих потрясающих исследований, правда?


Нижеследующие главы – это карты бесстрашных путешественников, продвигающихся вглубь новой территории, пока что лишь виднеющейся в тумане, образующемся на горизонте наших интегральных дискуссий. Вот почему особенно важно, думается мне, чтобы все эти подходы были выложены на стол и рассмотрены с уважением, с одной определяющей установкой: никто не разумен настолько, чтобы ошибаться всё время. В этом потрясающем предприятии у каждого есть кусочек интегральной головоломки, так что то, что мы ищем – это общая модель, которая включила бы последовательно наибольшее число подходов, не выбросив чего-либо за борт.


Таким образом, эта книга не является последним словом в интегральной медицине, но напротив – самым первым и очень скромным. Это начало диалога, слишком долго игнорируемого, призыв к потрясающим потенциалам, слишком долго отрицаемым, признание исцеляющей любви, слишком долго замалчиваемой. Интегральная медицина – это осознание Космоса во всём его сияющем великолепии; и отсюда вытекает то, что каким-то таинственным образом знает каждый настоящий врач в глубине своего сострадательного сердца: интегрально-информированный медик – это тот, через которого лечит сам Космос. Тот, в котором позволено говорить всему диапазону сознания, возвещая свои истины; тот, кто откладывает в сторону своё я в целительном жесте, позволяя всей Вселенной течь сквозь него – от материи через тело, разум, душу к духу – в себе, в культуре, в природе. Панорамный вид, открывающийся перед интегральным практиком, перестраивает его или её собственное бытие и сознание, превращая практика во что-то подобное прекрасной тростниковой дудочке, способной резонировать своей пустотой со звуком целого Космоса, накатывающего на берега души, необузданного и сияющего во всех направлениях, изливающегося в исцеляющем жесте, не оставляющего ни одного чувствующего существа обойденным; и тогда интегральный медик, бросая то и дело взгляд на висящую на стене Клятву, понимает, что в этом интегральном отношении ни одна святая клятва не была нарушена в этом кабинете.

Комментариев (1)