Пропустить навигацию
 
В данный момент модерируется

Кен Уилбер: И Это Мы Сами@Мою Мать.com (отрывок из романа "Бумерит")

Версия 2  Нажмите чтобы просмотреть историю документа
Bookmark and Share
Создан : 10.03.2011 13:19 Админ портала - Последнее изменение :  10.03.2011 13:20 Админ портала

Boomeritis.jpg

Мы публикуем отрывок из потрясающей и нашумевшей книги Кена Уилбера «Бумерит: роман, который вас освободит», вышедшего в 2002 году. Это не просто художественное произведение, ставшее уже культовым. Это на редкость удачная попытка изложения интегрального подхода и в особенности концепции «бумерита» ярким и острым молодежным языком для самой широкой аудитории.

 

Бумерит – это гремучая смесь современного либерального постмодернистского мировоззрения и глубокого нарциссизма, впервые появившаяся у поколения беби-бумеров (послевоенного поколения). Это патологическая система взглядов, которая характеризуется крайним релятивизмом, нигилизмом и ненавистью к иерархиям. Уилбер создал роман, который зеркально демонстрирует особенности экстремального постмодернизма – иронию, цинизм, самоцитирование, и полное отсутствие глубины. Уилбер обходится с бумеритом в ироническом стиле самого постмодернизма – редукцией его положений и взглядов до абсурда. Вобрав все его худшие приемы, Уилбер все же умудрился написать блестящую книгу.

 

 

 

Этот сатирический роман наполнен сарказмом, но в очень доступной форме излагает все основные идеи интегрального подхода. Здесь талант Уилбера проявляется в новой форме: бодхисаттва мудрости Манджушри принимает свою гневную форму Ямантаки, язвительно разрушающего тьму неведения.

 

 

Этот отрывок из черновой доредактурной версии перевода книги любезно предоставлен Центром практик «Открытый мир» (www.openw.ru). В тексте могут встречаться неточности и опечатки, не судите строго.

 

И Это Мы Сами@Мою Мать.com

 

На второе выступление Стюарта собралась вся наша компания. Стюарт – высокий, худощавый, красивый, бритый наголо двадцатидевятилетний мужчина, от которого исходит такая энергия, будто он не вынимает пальца из электрической розетки. Поэтому сила, яркость, честность и юмор его выступлений совсем кажутся удивительными. То, что он до сих пор не стал звездой национального масштаба можно объяснить только тем, что он сам этого не хочет. Мы всегда оставляли за своим столом одно свободное место, чтобы он мог подсесть к нам во время перерыва в выступлении.

 

– Ну, милый Стюарт, расскажи Кену, почему ты медитируешь, – Джонатану нравилось начинать разговор с этой фразы.

 

– Ну, я не считаю медитацию чем-то особенным, это своего рода личная гигиена. К тому же она помогает мне писать музыку. Я словно погружаюсь в это невероятное творческое пространство, и песни сами приходят ко мне, как будто они уже были написаны и только ждали меня. Иногда я погружаюсь в безмолвие. Это как возвращение домой. Без этого я бы точно сошел с ума – можете мне поверить, потому что я знаю, что такое безумие.

 

– Кен думает, что всё на свете скоро будет закачано на чипы, ча-ча-ча, так что тебе больше не придется этим заниматься, – Джонатан ухмыльнулся. – Если захочешь помедитировать или заняться любовью, или сделать что-нибудь ещё, просто нажми на кнопку «ВКЛ».

 

– Ты всё неправильно понял, – сказал я. – И вообще, я уже начал в этом сомневаться. То есть я об этом думал. Хотя, может, и не особо, но всё-таки думал.

 

– Оооооо, бог ты мой. В любом случае, не думаю, что что-то изменится, если всё будет закачано в компьютеры. Но раз уж речь зашла о закачке: Каролина, скажи, ты глотаешь?

 

Я с испугом заметил в дальнем конце зала Джоан Хэзелтон, доктора Морина и ещё нескольких человек, которых я не знал. Я быстро отвернулся и прочистил горло.

 

– Дело вот в чем, – поспешно заговорил я, – совершенно очевидно, или, по крайней мере, было бы очевидно, если бы так и было, или могло бы быть, если всё получилось. То есть, позвольте мне подытожить…

 

– Оооооо, какой умник.

 

Скотт, прищурившись, посмотрел на меня, затем повернулся к Стюарту.

 

– Но Стюарт, у тебя ведь должны быть какие-то идеи о том, для чего нужна медитация? Ты ведь о ней пишешь, ты о ней поешь, ты ей занимаешься. Ты так избавляешься от стресса? Или работаешь со своим духом? Или соединяешься с Богом? Или просто дремлешь?

 

– Я слышал ваш разговор про путь «от машины к трансцендентному сознанию». По-моему, это и есть медитация. Вы выходите за рамки своих механических привычек и соединяетесь с трансцендентным сознанием. Я серьезно.

 

– Ну и что в этом интересного? – сказала Хлоя, имея в виду «Ну и кому это нужно?» или «Давайте лучше пойдем на шоппинг».

 

– Трансцендентное сознание? Которое нельзя свести к материи? – спросил я.

 

– Да, настоящее духовное сознание. Не порожденное материей.

 

– Мне это сложно понять, – сказала Каролина. – Я изучаю культурологию. Мы вдоль и поперек изъездили критику существовавших в прошлом форм социального угнетения. И, должна вам сказать, все эти системы медитации зародились в жестоких патриархальных обществах. Задумайтесь хоть ненадолго. Вы говорите «трансцендентное сознание», а я слышу «наплюйте на женщин и ебите землю».

 

– Что-что ты слышишь?

 

– Я слышу «наплюйте…»

 

– А я слышу занудную феминистскую хрень про то, что все женщины – жертвы, – бросила Хлоя. – Это всё тааааак устарело, милая.

 

– Понять не могу, как тебя взяли на архитектурный – ты же настоящая киса ку-ку, – огрызнулась Каролина в ответ. – У меня даже с морковкой были разговоры поинтереснее.

 

– Морковка так не думает.

 

– Может быть и так, – вставил Стюарт. – Может быть, ты права, и некоторые из этих систем патриархальные. Но это ещё не значит, что они плохи на сто процентов. Патриархальные мужчины изобрели колесо, но ведь ты, наверно, не чувствуешь себя угнетенной, когда используешь колеса. Может, и медитацию тоже придумали патриархальные мужчины, но в этом нет ничего страшного, если она открывает нам доступ к уму, который не сводится к материи.

 

– Вообще-то, – я украдкой посмотрел по сторонам, – кое-кто даже говорит, что существуют уровни ума или уровни сознания.

 

– Вы только послушайте нашего кремниевого мальчика, – рассмеялся Джонатан. – Ты открыл то, что давно знают все люди, которые хоть что-нибудь знает, но ты, конечно, не входишь в их число. Все традиции мудрости – слышишь, Кен, все – говорят об уровнях сознания, о великом спектре сознания, который простирается от материи до духа. Стюарт прав, когда говорит, что медитация позволяет тебе оказаться на вершине этого спектра. Вот почему я практикую дзен. И ты тоже можешь попробовать, – он улыбнулся.

 

– Ну приехали. Это самый занудный разговор в мире, да? Стюарт, дорогой, почему бы тебе не спеть? Спой для нас, милый.

 

– Уже скоро.

 

– Уровни сознания… Уилбер, да где ты был всё это время? Мы заходили в Интегральный центр, на прошлой неделе, помнишь? Ты слышал всю лекцию? Запомнил хоть что-нибудь? – спросила Каролина.

 

Я уже успел забыть, как первый раз оказался в Интегральном центре.

 

– Запомнил ли я что-нибудь? Ну, естественно, конечно, запомнил. Я запомнил про эти уровни, или как их там.

 

– Я часто выступаю в ИЦ, – сказал Стюарт.

 

– Выступаешь в ИЦ? Зачем?

 

– Они специалисты в области сознания и его развертывающихся стадий или волн. К ним приезжают эксперты со всего мира. И мне это интересно. Я даже посвятил свой альбом «Kid Mystic» одному из выступающих там ученых. А они позвонили мне и пригласили к себе. Я бываю на некоторых их конференциях и иногда там пою.

 

– Будь осторожен, – ухмыльнулась Хлоя. – Бумеры пожирают своих отпрысков.

 

– Правда? И что это значит, Хлоя? О! Эй, посмотрите туда. Джоан! Джоан! Привет.

 

Моё тело пронзил адреналиновый разряд. Когда Хэзелтон направилась к нам, я запаниковал.

 

– Стюарт, а мы о тебе вспоминали. Когда ты приехал?

 

– Вчера вечером, Джоан, всего за десять минут до начала концерта, так что я не смог позвонить. Мой Додж Махал сломался на подъезде к Бруклину.

Хэзелтон села. Казалось, что её коралловые глаза видят бесконечность, что их прозрачность – продолжение неба. В её глазах нет ничего, кроме неба, и с неба льются лучи света. Мир не проникает в нее, а как будто исходит из нее.

 

– Это твои друзья? – спросила она Стюарта.

 

– Вообще-то нет, они просто преследуют меня повсюду. – Мы непонимающе уставились на него. – Ладно, шучу. Хлоя, Скотт, Каролина, Кен, Джонатан – доктор Джоан Хэзелтон. Мы кивнули друг другу в знак приветствия.

 

– Мне вот интересно, доктор Хэзелтон, вы в ИЦ изучаете сознание. Скажите, вы это делаете в рамках какой-то школы? – спросил Джонатан без обычной язвительности.

 

– В общем-то, нет. Наш замысел в том, чтобы взять все известные карты человеческого ума – восточные, западные, древние и современные – и создать общую карту – сравнительную карту человеческого ума. Если на какой-то из используемых нами карт есть белые пятна, мы заполняем их данными с других карт. Иногда мы выбираем одну из этих карт, например, карту Джейн Лёвинджер (Jane Loevinger), Шри Ауробинддо, Плотина или Спиральную Динамику, и объясняем её, чтобы ввести слушателей в курс дела. Но в основном нас интересует интегральная карта, на которой собрано всё лучшее с остальных карт.

 

– И что интересного в этой карте? Простите меня за прямоту, но какая от нее польза? – вмешался Скотт?

 

– Ну, наши исследования чем-то похожи на проект «Геном человека», только вместо составления карты всех известных генов мы составляем карту всех известных мемов. Всех уровней, волн, стадий и состояний сознания – можете выбрать то слово, которое вам понятнее. Мы составляем карту всего спектра сознания. – Хэзелтон замолчала, улыбнулась и с теплотой посмотрела на всех, сидящих за столом. – Может быть, объединив все известные гены и все известные мемы, мы обнаружим что-нибудь интересное, – широко улыбнулась она.

 

Хлоя непроизвольно закатила глаза, что являлось сигналом приближающейся смерти от скуки. Не знаю почему, но я был влюблен в Хлою – может быть, из-за её нахальной самоуверенности, так резко контрастировавшей с моей скучной замкнутостью. К тому же, без нее я бы никогда не попробовал всех этих глупых и невероятно жизнерадостных вещей. И в то же время я не мог понять, что я в ней нашел. Хотя это меня не волновало. Меня беспокоила мысль о том, что девушка вроде нее могла увидеть во мне.

 

Джоан в упор посмотрела на меня. Её взгляд полностью дезориентировал, потому что в бескрайних небесах невозможно найти опору, потому что там плоть на время ослабляет свою хватку, и ты окунаешься в бестелесное киберпространство. Обычно, когда смотришь кому-то в глаза, ожидаешь найти там что-нибудь твердое, что не позволит тебе в них провалиться.

 

– Мы уже встречались, да? – спросила она.

 

– Да? Нет. То есть, нет. Да, конечно, нет.

 

– Позвольте мне перевести для Вас слова этого кибермальчика…

 

– Не надо, Джонатан. Я, мы, нас… мы как-то заходили в ИЦ. Возможно, тогда вы меня и видели.

 

Она улыбнулась.

 

– Люди, люди, люди. Послушайте, ребята, всё самое интересное ещё впереди. Спираль развития – это великая Река жизни, которая несет миллиарды людей от своих истоков к океану. Человек, независимо от своей культурной принадлежности, всегда начинает свою жизнь с чистого листа, с архаической стадии, со старого доброго бежевого, который и является отправной точкой его роста и развития. На каждого человека, добравшегося до интегральной стадии, приходятся десятки тех, кто не добрался, хотя так же, как он, двигался по спирали развития, начиная с архаического уровня. Сама спираль – это огромный бесконечный поток, по которому непрерывно плывут миллиарды людей. Кто-то изо всех сил старается не захлебнуться, а кто-то наслаждающиеся путешествием – всё зависит от степени понимания человеком этой могучей Реки.

 

Доктор Морин объявил планы на день: выступление Стюарта и несколько презентаций. Это был важный день, выступали три приглашенных лектора.

 

– Сегодня нам предстоит то, что мы называем днем деталей, – сказал Морин. – Мы будем рассматривать увлекательнейшие подробности эволюции сознания, обсудим уровни развития самости, взгляды модернизма и постмодернизма и препятствия на пути к интегральному сознанию.

 

– Ну всё, считайте, что Хлоя ушла. Это всё звучит тааааак скучно, просто слов нет.

 

Для меня было загадкой, почему она вообще решила сюда прийти. Возможно, из-за того, как я смотрел на Хэзелтон.

 

– Пообедаем вместе? – выкрикнул я ей в след.

 

– Ооооо, счастье-то какое.

 

– Обещаем, что всё будет максимально безболезненно. Для этого мы даже подготовили кучу картинок. Сегодня вам придется немного потерпеть, а дальше можно будет расслабиться! – По залу прокатилась мощная волна аплодисментов вперемешку с криками одобрения.

 

Я оглянулся, чтобы найти Ким. Она сидела справа, тремя рядами дальше. Ким встала и подошла ко мне.

 

– Ким, это Скотт, Джонатан, Каролина.

 

– Первой, – начала Ким, усаживаясь рядом со мной, – будет Леса Пауэлл. Она злая.

 

– Что?

 

– Она черная, она лесбиянка, и она злая.

 

– А почему злая?

 

– Ходят слухи, что прошлым летом она забеременела.

 

– Я думал, она лесбиянка.

 

– Ну, вот поэтому она так и разозлилась.

 

– Её изнасиловали?

 

– Нет, нет, она влюбилась в того парня, и, конечно же, этого не должно было случиться.

 

– Потому что она черная?

 

– Потому что она лесбиянка, дебил.

 

– Но мне кажется, она, эээ, провалила вступительные экзамены.

 

– Она просто прекрасна, вот увидишь.

 

– Ребята, клянусь вам, это очень просто. Значит так, – начала Пауэлл с очаровательной и совершенно не злой улыбкой. – У нас есть 8 уровней сознания. Каждый из них определяет себя по-своему, так что мы получаем 8 уровней самоидентификации. Все уровни самоидентификации – это разные варианты ответа на вопрос КТО ТЫ?

 

– В правом столбце таблицы, которую вы видите на слайде, перечислены виды самости. (Рис. 4.1.)

 

Мировоззрение

(Что я вижу)

Мем

Уровень развития

самости (Кто я)

Доконвенциональные

(эгоцентрические)

Архаическое

(инстинктивное)

Бежевый

Импульсивная

Магическое

(анимистическое)

Пурпурный

Красный

Эгоцентрическая

Конвенциональный

(этноцентрические)

Мифическое

(членство)

Синий

Конформистская

Постконвенциональные

(мироцентрические)

Формальное

(рациональное)

Оранжевый

Сознательная

Плюралистическое

(релятивистское)

Зеленый

Индивидуалистическая

Интегральное

(ходистическое)

Второй порядок

(желтый, бирюзовый)

Автономная

Трансперсональное

Рис. 4.1. Мировоззрение и самость

 

– Вы видите несколько общепринятых названий: импульсивная самость, конформистская самость, автономная самость и т.д. Эти восемь уровней самоидентификации – просто различные аспекты восьми уровней сознания, с которыми вы познакомились ранее, так что, пожалуйста, не надо скулить и стонать: боже мой, придется ещё что-то учить. Мы просто посмотрим на старый материал под новым углом, чтобы даже идиоты, вроде вас, могли его усвоить. – Она обворожительно улыбнулась слушателям, вышла в центр сцены и закричала. – Разве вам самим не интересно, какой у вас тип самости?!

 

Большинство людей в зале в ответ закричало: «Да!»

 

– Хорошо, раз вам это интересно, на сегодняшней сессии я открою ещё несколько интересных деталей о стадиях развития самости. А тем, кому-то эти детали неинтересны, понравится завтрашняя сессия, на которой начнутся примеры бумерита. Так что любителям кровавых подробностей осталось ждать совсем недолго!

 

– А эти подробности и правда кровавые? – спросил я у Ким.

 

– О да, весьма. Даже шокирующие. В зале становится очень горячо, почти взрывоопасно. Бумеры устраивают что-то вроде моральной драки с применением тухлых помидоров. То ещё веселье, должна тебе сказать.

 

Пауэлл посмотрела в зал.

 

– Сейчас мы пробежимся по слайду №1.

 

Фальшивые аплодисменты, Пауэлл грустно улыбнулась.

 

– На архаическом уровне восприятие мира в целом инстинктивное, а самость – импульсивная. Ей в основном управляют физиологические нужды и потребности (бежевый), от которых зависит биологическая жизнь.

 

– В начале процесса отделения от физического мира, самость сохраняет магическую связь с миром (анимизм) и видит себя в его центре. Основные заботы: безопасность и власть (пурпурный и красный). Самость пока остается эгоцентрической.

 

– Со временем самость учится ставить себя на место другого и перемещается с эгоцентрических доконвенциональных уровней на этноцентрические конвенциональные. Тут она сразу оказывается в ловушке предписанных обществом ролей и правил, поэтому самость на данном уровне в основном конформистская. Это самость мифического членства (синий), по рукам и ногам связанная традициями, мифами и условностями доминирующей культуры. Истина на этом уровне обычно пропитана мифическим абсолютизмом: существует один и только один правильный взгляд на любые вещи, и он описан в Книге (в Библии, Коране или «Маленькой красной книжице» Мао).

 

– Ким, это ведь то же самое, что вчера говорила Хэзелтон, – прошептал я.

 

– Да. Смысл в том, что разные модели волн развития очень друг на друга похожи. Хэзелтон вчера говорила о мемах. Сегодня речь пойдет об уровнях развития самости. Это действительно почти одно и то же.

 

– Тогда зачем всё повторять?

 

– Ну, как сказал Чарльз, у нас сегодня «день деталей». Они будут говорить о деталях, чтобы убедиться, что мы усвоили все базовые понятия. Не волнуйся, тебе не нужно всё это запоминать. Будет достаточно, если ты запомнишь цвета спиральной динамики.

 

– Кажется, я уже вообще ничего не помню.

 

– Ну, тогда будет достаточно того, что ты посмотришь на слайд №1.

 

Я стал разглядывать Лесу Пауэлл. Она просто заражала своей энергией. Я не увидел в ней злости, и всё же она производила поразительное впечатление. Она была довольно высокой, наверное, почти 180 см., статной и стройной. Её волосы находились в естественном беспорядке, напоминающем афро-прически 60-х. Белые брюки и белая рубашка – яркий контраст. Она не ходила, а грациозно кралась, замечая всё происходящее вокруг: казалось, от неё не ускользала ни одна подробность, касающаяся людей или вещей, и от этого создавалось впечатление, что она обладает какими-то сверхъестественными когнитивными способностями, встроенным в затылок радаром. Я посмотрел на слайд №1.

 

– Преодолев конформистские обычаи и стадное чувство, сознание учится анализировать конвенциональные истины и оценивать их, руководствуясь более универсальными соображениями. Действительно ли всё, что сказано в Библии, абсолютная правда? Действительно ли моя страна всегда права? Всегда ли применима конвенциональная мораль? Способность анализировать и критиковать появляется с развитием формально-операционального мышления или, проще говоря, рациональности оранжевого мема. Конформистская самость становится сознательной и стремится освободиться от чар группы и её ограничивающих и подавляющих мифов и полуправд. Это начало перехода от конвенционализма к постконвенционализму, от этноцентризма к мироцентризму, от локального к глобальному, от того, что правильно и справедливо для моего племени, моей группы или моей страны, к тому, что правильно и справедливо для всех людей, вне зависимости от пола, расы, цвета кожи и вероисповедания.

 

Пауэлл медленно и мягко подкралась к краю сцены и посмотрела в зал.

 

– Но переход к постконвенционализму и мироцентризму – это только начало пути, – сказала она. – Несмотря на множество достоинств, включающих медицину и технологию, формально-рациональная волна сознания обладает таким негативным качеством, как склонность к сухим абстракциям, из-за которых самость теряет контакт как с внутренней природой (elan vital, либидо, эмоционально-сексуальной энергией, радостью жизни), так и с внешней природой, и это становится причиной разочарования в мире. Иными словами, недостаток оранжевой рациональности в том, что она стремится подавить всё не являющееся оранжевой рациональностью.

 

– Вот видишь, сладкий мальчик, ты ведь тоже подавляешь, да? Признайся, сладкий мальчик. Эта рациональная наука отрезала твою голову от тела, не так ли?


Хлоя лежит на мне и трется своим голым телом о моё тело, обещая заманчивое продолжение.


– Не знаю, Хлоя. Я не знаю.


– Ну конечно, это так, сладкий мальчик. И поэтому ты думаешь, что нас ждет бестелесное спасение на кибернебесах. Но ты же просто проецируешь на будущее своё собственное подваленное состояние. Ты переборщил с механической наукой, и она отделила твою голову от тела, сладкий мальчик.


– Ты правда так думаешь, Хлоя?


– Я не думаю, я знаю.


– И откуда ты это знаешь, Хлоя?


– Я же говорила, что ты дребезжишь, когда занимаешься любовью. Черт, это даже соседи слышат.


Nine Inch Nails всё ещё играют «Downward Spiral» и «Things Falling Apart». Господи, ну кому они об этом рассказывают?

 

– Так что рациональность действительно может подавлять. Вообще-то, все мемы склонны отрицать те стороны реальности, которые им не по душе, так что рациональность в этом не одинока. К тому же, «подавление» и «угнетение», в которых обвиняют оранжевую рациональность, по большей части дело рук синего порядка. Просто именно рациональность с её невероятно мощными структурами способна с пугающей твердостью претворять в жизнь свои репрессивные планы. Даже в лучших своих проявлениях мировоззрение всеобщего формализма остается довольно бескомпромиссным, твердым и непоколебимым.

 

– Всё меняется с возникновением зеленого мема и так называемого постформального мышления. Постформальный зеленый мем начинает рассматривать различные варианты и ослабляет строгие правила всеобщего формализма, где это возможно, комбинируя их с пониманием богатства и разнообразия культур, типов личностей и представлений об истине, которые необходимо уважать и оберегать, а не пытаться втиснуть в рамки формальной рациональности.

 

– Видишь? А ты втискиваешь, сладкий мальчик, ты втискиваешь, – очень убедительно говорит мне голое тело Хлои.


The Offspring вопят «Out Come the Wolves», Rage Against the Machine грохочут «Calm Like a Bomb».


Наверное, она права.


– Не сейчас, Хлоя, не сейчас.


Прямо здесь и сейчас видишь ли ты Того, кто, находясь вне времени, спонтанно осознает всё это? Если да, то скажи мне, Кем или Чем ты являешься, когда погружаешься глубже собственной глубины? Облака уплывают прочь, мысли уплывают прочь, но есть ли в тебе что-то, что остается? Видишь ли ты Это? Можешь ли ты назвать его Имя?

 

– В связи с этим стоит отметить, что рост и развитие обычно происходят путем деления и интеграции. Наиболее распространенный пример – развитие сложного многоклеточного организма из одной яйцеклетки. Сначала в результате деления зиготы образуются две клетки, затем – четыре, затем – шестнадцать, тридцать две, шестьдесят четыре и т.д. На каждом уровне деления из клеток образуется ткань, органы и системы организма. Многие люди считают, что деление и интеграция – два противоположных процесса, но на самом деле они дополняют друг друга. Из желудя получается дуб – вот вам чудо отделения и интеграции.

 

Пауэлл стояла в центре зала, волны света нежно омывали её тело.

 

– То же самое происходит во время роста и эволюции человеческого мировоззрения. Старое мировоззрение отделяется, а затем интегрируется в новое, более сложное и высокоупорядоченное мировоззрение, которое позже тоже отделяется и интегрируется, и так далее вверх по спирали.

 

– Итак, формально-рациональное мировоззрение делится на множество плюралистических систем. Восприятие множества контекстов, относительных истин и культурного разнообразия – один из многих даров зеленого. Поскольку признаются важные истины всех культур и всех индивидуумов, самость на этой волне является не только чувствительной, но и в большой степени индивидуалистической, как сказано на слайде №1.

 

– На следующей, интегральной волне, все эти отдельные системы собираются вместе и интегрируются в сложные модели с холистическими связями. Внимание уделяется не только различиям, но и сходствам систем. Да, дорогие друзья, это и есть знаменитый скачок к интегральной осознанности второго порядка, на котором самость становится автономной. Некоторые исследователи, включая Дженни Уэйд (Jenny Wade) из ИЦ, предпочитают называть эту самость аутентичной – и это тоже корректно.

 

– Сейчас я покажу тебе кое-что аутентичное, – говорит Хлоя, срывая с себя одежду и совершая до неприличия развратные движения.


– Кен, ты можешь придумать предложение со словом «колышущийся»?


– Колышущееся тело Хлои начало…


– Это слишком просто.


– Колышущиеся груди Хлои начали…


– Слишком просто.


– Попытки Кена использовать слово «колышущийся» колыхались самым колышущимся образом, так что…


– Кен, сладкий мальчик, чем ты вообще занимаешься?


– Отличный вопрос, Хлоя, просто отличный.


– Но зачем нам вообще нужно знать об этих уровнях развития самости? – в Лесе Пауэлл начала проявляться её знаменитая резкая озлобленность, сделавшая и без того

страстное выступление ещё более горячим и пылким.

 

– Одна из причин заключается в том, что зная их, мы можем понять, действительно ли самость заинтересована во взаимоуважении, взаимопонимании, мироцентрической заботе и сострадании. Ведь постмодернизм и мультикультурализм в рамках своей «политики признания» тоже требовали одинакового уважения и признания всех культурных сообществ, особенно подвергающихся дискриминации. Так что если наша цель – это мироцентрическое уважение и всеобщее равенство, тогда мы прямо сейчас должны принять решение развиваться, чтобы наша самость могла дорасти до постконвенциональной мироцентрической осознанности, да?

 

Она посмотрела в зал и крикнула: «Да?!» И зал ответил ей: «Да!»

 

– Подлинное уважение и взаимопонимание возможно только на постконвенциональных волнах или стадиях универсальной заботы по Гиллиган. Невозможно заставить людей проявлять взаимоуважение. Самое большее, что можно сделать – это издать закон, который регламентирует поведение, но не мысли. Однако сторонники мультикультурализма хотят большего: они хотят, чтобы все группы и индивиды относились друг к другу не просто толерантно, а с взаимоуважением, они требуют внутренних изменений в отношении людей друг к другу, а не просто соблюдения правил поведения, понимаете?

 

Леса Пауэлл всё больше заводилась. Она постоянно перемещалась по сцене, всё ещё улыбаясь, но её энергия уже начала фокусироваться в один лазерный луч.

 

– Лично я убеждена, что общество, все члены которого относятся друг к другу с уважением – это та благородная цель, к которой мы должны стремиться. Но для этого, – она повысила голос, – позвольте мне повторить сказанное! – мы должны каким-то образом помочь как можно большему числу людей развиться до постконвенциональных уровней. Как мы уже видели, для того чтобы достичь постконвенционального мироцентрического уважения, необходимо пройти как минимум пять или шесть последовательных уровней развития. Поэтому если постмодернистам хочется создать культуру, основанную на взаимоуважении, что само по себе кажется мне хорошей идеей, тогда нам необходимо выяснить, как вырасти и эволюционировать до этих более высоких уровней сознания, поскольку без них взаимоуважения нам не видать никогда.

 

Она замолчала и оглядела зал, как будто говоря: «Только попробуйте пикнуть».

 

– Но сейчас ситуация такова: пока зеленый пытается достичь взаимоуважения, например, с красным, красный продолжает вытирать о зеленый мем ноги. И зеленый не может понять, в чем же, блин, проблема?! «О-о, давай обсудим это ещё раз», – говорит зеленый – а красный срать на него хотел с высокой колокольни.

 

Несколько людей в зале рассмеялось и зааплодировало, послышался недовольный кашель и бормотание.

 

– Красный согласится с зеленым только в том случае, если сам эволюционирует до синего, потом до оранжевого, а потом до зеленого. Но зеленый просто хочет, чтобы все были друзьями, обсуждали любые проблемы и делились чувствами, не имея не малейшего представления о том, что для этого необходимо.

 

Пауэлл озарила зал улыбкой.

 

– Я хочу сказать одну простую вещь: психологическое развитие и культурная эволюция от эгоцентризма и этноцентризма к мироцентризму – единственный способ избежать угнетения и маргинализации. Но зеленый мем, с его изначально плоским убеждением, что все точки зрения одинаково хороши, отрицая уровни, иерархию и эволюцию, отрицает решение самой ненавистной своей проблемы - проблемы угнетения. Так что истово защищающий флатландию зеленый мем неумышленно способствует распространению того самого угнетения, которое ему так хотелось преодолеть. Наряду с откровенно расистским синим мемом, зеленый является основным источником угнетения в нашей культуре.

 

Несколько человек в зале, услышав такие дерзкие обвинения, от удивления открыли рты, остальные выдали шквал аплодисментов, сквозь который были слышны отдельные грубые и недовольные выкрики. Пауэлл глубоко вдохнула и быстро закончила своё выступление.

 

– Как называется фиксация на зеленом меме? Бумерит. Значит, бумерит – это один из основных источников угнетения в нашей культуре. И если вы, люди, в этом сомневаетесь, не уходите далеко – эту сложную и очень напряженную тему мы обсудим на наших следующих сессиях.

 

Леса Пауэлл улыбнулась, повернулась и твёрдой походкой спустилась со сцены.

 

Хлоя нежно скользит своей грудью от моих лопаток к пояснице, её губы сложены так, будто она беззвучно произносит «О». Зачем мне все эти разговоры о бумерите? Я не бумер.


– Затем, – раздается звук из сложенного буквой «О» рта, – что ты ведь хочешь стать интегральным, да?


– Да.

 

– Тогда тебе нужно пойти дальше Поколения Я.

 

Я поворачиваюсь, чтобы взглянуть на Хлою, и не могу поверить своим глазам, когда вижу на её месте Хэзелтон.

 

На сцене снова Морин.

 

– Чтобы продолжить разговор о бумерите, начатый доктором Пауэлл, мы должны знать вот что: бумеры были первым поколением в истории, которое массово эволюционировало до зеленого мема с его плюрализмом, релятивизмом, постмодернизмом и чувствительностью к другим культурам. И это всё очень хорошо и замечательно. Кроме того, время от времени постконвенциональные бумеры-постмодернисты яростно набрасывались на традиционные истины синего и оранжевого как на политическом (борьба за гражданские права и защиту окружающей среды), так и на теоретическом поле (труды, посвященные деконструкции устаревших теорий). И это тоже хорошо и замечательно.

 

– Но по определенным причинам, к которым мы ещё вернемся,  бумеры застряли на зеленом, и это привело к двум очень неприятным последствиям. Во-первых, огромное количество людей не смогло добраться до второго порядка и подлинно интегральных смыслов. В результате произошел бунт плюрализма, опьяненного желанием видеть только различия. А так как плюрализм с его установкой «Я занимаюсь своим делом, а вы занимайтесь своим» является магнитом для нарциссизма, он стал поддерживать существование бумерита – высокого плюрализма, смешанного с низким нарциссизмом. Иными словами, зеленый мем принял патологическую форму.

 

Морин замолчал, словно позволяя этой мысли осесть в головах слушателей, потом вышел в центр сцены.

 

– Мы будем называть патологическую форму зеленого мема злобным зеленым мемом. И, люди, я скажу вам честно, за злобным зеленым мемом скрываются по-настоящему больные мудаки. – Морин широко улыбнулся, как будто это была шутка, хотя на самом деле он говорил серьезно. Казалось, он сознательно провоцирует слушателей. Это какая-то поверка, или Морин просто козел? (Хотя, если подумать, то же самое делали Фуэнтес и Пауэлл. Они тоже что-то проверяли? Надо будет спросить у Ким.)

 

– С этого момента зараженный бумеритом зеленый мем стал источником таких проблем, которые, по утверждению многих критиков, перекрыли результаты всех предыдущих благих достижений, – с выражением озабоченности произнес Морин. – Процитирую одного из создателей спиральной динамики Дона Бека: «За последние 30 лет зеленый мем принес больше зла, чем любой другой мем». – Зал шумно заворчал. – Это правда, друзья: где бумерит, там жди неприятностей.

 

Морин подошел к краю сцены, всё ещё улыбаясь той своей улыбкой, которая говорила, что он, в общем-то, не шутил.

 

– Давайте ещё раз вернемся к слайду №1. «Cцена преступления», если можно так выразиться, – это проходящая через зеленый уровень область между оранжевым и интегральным – именно на этом участке застряли бумеры. Это и есть то место, то Бумер-шоссе 68, где произошла грандиозная автокатастрофа, оставившая после себя искалеченную массу под названием «бумерит» и глубокую извилистую воронку, через которую любое самое уродливое порождение доконвенциональных стадий могло добраться до Поколения Я. – Морин замолчал и поглядел на слушателей. – Но последствия этой катастрофы коснулись не только Поколения Я. Присутствующие здесь молодые люди не могли не заметить, что гарь от взрыва оседает и на них, причем таким толстым слоем, через который бывает невозможно дышать.

 

Некоторые «детки» начали аплодировать, хотя у меня не было уверенности в том, что мы на самом деле понимали слова Морина. Получите, мама с папой.

 

– Так что остаток сегодняшнего дня мы посвятим более подробному изучению оранжевого, зеленого и интегрального мировоззрений. В перерывах между лекциями будет выступать Стюарт Дэвис. – Услышав о Стюарте, зал взорвался аплодисментами. – А с завтрашнего дня мы начнем говорить о конкретных примерах, или, как сказали бы некоторые, об ужасах бумерита, ставших бетонным забором на пути к интегральной осознанности.

 

– Леди и джентльмены, Маргарет Карлтон.

 

– Ким, ты знаешь Карлтон?

 

– Она из другого города.

 

– Что, на этот раз никаких сплетен?

 

– Поживем – увидим.

 

– Можно тебя кое о чем спросить? – прошептал я.

 

– Только если твой вопрос не будет запредельно оригинальным и умным.

 

– Ладно. Просто сначала ты производишь впечатление такой беззаботной нахалки. То есть, когда я первый раз тебя увидел, то решил, что ты пустоголовая тёлочка, а ты совсем не такая. Я начинаю подозревать, что ты ужасно умна.

 

– Я получила докторскую степень по культурной антропологии в Антиохе. Была третей в своей группе. После этого занималась исследованиями здесь, в Кембридже. Но какое тебе до этого дело, Кен Уилбер? – сказала она, пряча улыбку.

 

– Это из-за больших сисек, да?

 

– Посмотрела бы я на тебя, если бы, разговаривая с тобой, мужчины постоянно обращались бы к твоей груди. Что бы ты делал с такими сиськами?

 

– Наверно, я бы всю жизнь с ними играл.

 

– Я серьезно. С таким телом тебе каждую минуту напоминают, что ты сексуальный объект. Честно говоря, я совсем не против этого, но я против того, чтобы изображать из себя что-то ещё, пытаясь изменить мнение других людей.

 

– То есть, ты не пытаешься сделать так, чтобы тебя ценили за ум, а не за тело?

 

– Вот именно. Я не пытаюсь бороться с клише.

 

– Добрый день. Поговорим о том, чего вы так долго ждали: развитие мировоззрения от оранжевого и зеленого до интегрального.

 

Взрыв аплодисментов и добродушное шиканье.

 

– Давайте ненадолго вернемся к слайду №1, – предложила Маргарет Карлтон. – Так как я буду говорить в  основном о стадиях развития, находящихся в середине таблицы, для тех, кто не умеет читать, я просто перечислю более ранние стадии: архаическая, магическая и мифическая – мы будем называть их доформальными. Это не означает, что они не важны. Напротив, как мы уже видели, для развития необходимы все волны. Просто в современном мире огромную роль играет формально-рациональная стадия, также называемая формально-операциональным мышлением или оранжевым мемом.

 

– И нетрудно понять почему. Какие когнитивные способности необходимы нам для перехода с конвенциональных и этноцентрических уровней на постконвенциональные и мироцентрические? Правильно, формально-операциональное мышление или интеллект, или рациональность, или просто оранжевый мем. Послушайте, люди, это очень важно!

 

Карлтон, улыбаясь, скачками перемещалась по сцене. Её маленькая легкая фигура иногда казалась совсем невесомой.

 

– Специалисты по психологии развития единодушны во мнении, что интеллект – это не только способность создавать сухие и безжизненные абстракции, но и способность рассматривать ситуацию с нескольких точек зрения. Эту способность часто называют «перспективным разумом». Так что когда мы призываем кого-то «быть разумным», мы имеем в виду «попробуй поставить себя на моё место». Возможность учитывать разные точки зрения появляется у человека только в подростковом возрасте, с формированием формальной рациональности, так что именно в этот момент человека начинают по-настоящему волновать взгляды окружающих. Это невероятный шаг в росте и развитии сознания, с которого, благодаря удивительным возможностям рациональности, начинается великий переход от конвециональных, этноцентрических и доформальных позиций к постконвенциональным, мироцентрическим и глобальным.

 

Этот сон я вижу с шести лет. Я не плыву по небу – я и есть само плывущее небо, я могу вместить и пропустить сквозь себя любые вещи. И всё же в этом теле я женщина, поэтому поляризация энергии неизбежна – таковы начальные условия игры. Юный Кен говорит мне, что его поколение спасется на небесах из кремниевых кристаллов и освободится от ужасного бремени обреченной на разложение плоти. Взрослый Кен сумеет лучше во всем разобраться, хотя когда-то он мечтал о том же, о чем мечтает юный Кен. Скоро взрослый Кен и юный Кен встретятся. Оба они вышли из моего чрева, из моего безбрежного пространства, и оба они вернутся в него, каждый своим путем.


И всё же плоть не бездействует. Пронизывающие всех и вся волны сознания развертываются, цветут, взрываются, поют свои песни, и исчезают, чтобы смениться новыми волнами. Беспощадная спираль несется к океану, чтобы самой сгинуть в нем. А моё поколение? Моё дорогое, моё милое поколение? Что мне делать с ним?

Комментариев (1)