Пропустить навигацию
 
В данный момент модерируется

Олег Линецкий: Цена устойчивости. Концептуальные и неконцептуальные ценности.

Версия 1 
Bookmark and Share
Создан : 07.10.2015 3:14 Олег Линецкий - Последнее изменение :  07.10.2015 3:24 Олег Линецкий

Тезисы выступления для конференции «Ценности и модернизация».

Цена устойчивости: концептуальные и неконцептуальные ценности.


(Внизу ссылка на полный PDF файл для скачивания и удобного чтения.)


Первоначальное название «Задержанная модернизация», а также вынесенные на обсуждение вопросы указывают на то, что в глазах организаторов мероприятия модернизация встретила сопротивление в обществе. Многие это замечают и начинают придавать значение. Здесь я выступаю с перспективы психотерапевта, духовного практика и тренера осознанности, поскольку занимаюсь как сопротивлениями изменениям, так и вопросами развития.


Большинство общественных деятелей в разговоре о развитии Украины апеллируют к ценностям свободы, демократии, гуманизма, процветания и эволюции. Эти ценности считаются самоочевидными для украинцев. Нас пытаются убедить, что мы оказались в текущей ситуации случайно. Говорят, что мы просто немного запоздали, а сейчас сможем исправить вектор движения и все быстро наверстать. Возможно оно и так, однако сам факт проведения конференции говорит о том, что общество не однородно и перечисленные ценности не мотивируют существенную часть нашего общества. Они остаются холодны или даже чинят препятствия на пути прогрессивного и процветающего будущего.


После Майдана мы слышим большое количество однотипных лозунгов: «Мы должны учиться доверять и сотрудничать, должны избавиться от лени, жадности, нетепимости». Другими словами, что нужно делать? Виновата наша животная природа и нужно исправлять людей? Нужно заставить их силой стать другими? Кому адресованы эти призывы? Что это значит? Физическое насилие над людьми для общего блага и ускорения развития в стиле Робеспьера или Гитлера? Ментальное насилие в виде большевистских агитпоездов? Хочется надеяться, что эти методы уже теряют актуальность. Мы видим, что в Украине они сегодня не работают.


Быть может тогда следует предположить, что вера в упомянутые ценности является наивной и наше общество не просто заблудилось на путях истории. Если бы нам было нужно процветание, возможно, мы бы его уже имели. Возможно, если людей не особо мотивирует просвещение, то в обществе есть ценности, более значимые, чем благосостояние и материальный комфорт? Тогда задача их выявить и насытить, а не пытаться силой продавливать менее значимые идеи. Как минимум можно обратить внимание, что чем более компетентно и обоснованно звучит мнение, тем меньше к нему доверие в нашем обществе.


Что же может быть дороже процветания? Ради чего значительная часть населения фактически отказывается от благ цивилизации в ситуациях моральных дилемм, предпочитая традицию? Что это за ценность, которой, возможно, нет ни в одной западной модели ценностей?


Об этой ценности говорят многие оппоненты развития, однако их не особо слышат. Вероятно, потому, что не понимают их послание. Речь о духовности! В ее более современном варианте видимая не как религиозность, но как осознанность. Поскольку традиционные религиозные институты не проясняют эту важную тему, я хотел бы ее коснуться.


В современном обществе этому уже посвящено множество литературы, лекций и тренингов. Если несколько упростить, то духовная ценность предполагает способность пробуждаться от веры в концепции, сохраняя при этом подлинную веру в немыслимое, но чувствуемое. Ее также часто называют истинной или абсолютной ценностью, противопоставляя вере в теории и модели. В определенном смысле, это некоторая отстраненность, критическое отношение к иллюзорному миру греха и страдания, свобода от страстей и желаний. Эта добродетель предполагает недоверие идеям и часто приводит к скептическому настрою и недовольству. Способность видеть недостатки и не доверять предлагаемым обстоятельствам позволяет оставаться незахваченным и бдительным. Не секрет, что славяне склонны к анархии и недоверию системе. Нам нелегко поверить в общую мечту и согласованно к ней идти.


Доверие чувствам и недоверие разуму – этой ценности я не встречал ни в одной ценностной модели. Однако она связана с духовной чистотой. Как совесть или религиозный трепет. Эта ценность не эволюционирует. Это не концепция вроде доверия авторитетам или достижения результата. Прочие ценности – это теории, описывающие веру в причины принятия решений. Душевная пробужденность не от головы. Для многих людей в нашем обществе она дороже любых иллюзорных коврижек, поскольку связана с освобождением души. На любом уровне развития личности, душа может ощущать недоверие разуму как некоторую экзистенциальную тревожность. В отличие от американского общества, для наших людей это не красивый миф, а непосредственный опыт, повседневное духовное чувство! Этого можно не стесняться!


Мы оказались в текущем положении, не отождествляясь с идеями и ролями, выбирая не ошибаться, не грешить и не страдать. Многие из нас получают огромное наслаждение от осознанности, ясности, способности не соглашаться, не вовлекаться, видеть тонкие различия и недостатки любых теорий. Действительно, ни одна теория не может точно описать реальность. Мы умеем это видеть. Более того, нам нужно это видеть, чтобы ощущать себя комфортно. Это абсолютная свобода. Если мир не идеален, мы не можем в него по-настоящему влюбиться, забыть о Боге и необходимости спасения!


Между благосостоянием и отстраненностью весомая часть населения выбирает возможность оставаться недовольным наблюдателем. То есть модернизация и процветание – здесь не высшие ценности. Уж точно не выше Бога. В известном смысле это страх жизни, страх успеха и наслаждения жизнью. «Тебе что за радость, Савва? – Вот ведь, на всех языках говоришь, а по-русски не понимаешь. Живут не для радости, а для совести!» (из к/ф Покровские ворота)


Это не лечится переубеждением и рациональный энтузиазм здесь лишь ухудшает ситуацию. Нравственная добродетель таких людей – не поддерживать увлеченных людей, а отрезвлять, одергивать и обесценивать их мечты. В общем – пробуждать! «Не верь, не бойся, не проси». «Много радуешься – скоро плакать будешь!» «Духовная жизнь начинается со слез». Не случайно на востоке психотерапия не особо популярна – здесь население изначально склонно к терапевтической позиции «чувствовать душу, но не доверять суждениям».


Это не значит, что «духовные люди» ничем не мотивируются. Они легче откликаются на сострадание, чем на обещание материальных или личностных благ. Они не особо сорадуются и неуклюже движутся к совместным целям, но глубоко и искренне способны сопереживать и помогают там, где чувствуют чью-то горечь. Их прекрасно сплачивают сложности и ссорят дальнейшие успехи. Если они вступаются за обиженных и страдающих, то не потому, что английские ученые увидели связь между социальной ответственностью и успешностью, а потому, что душой чувствуют эту необходимость.


Internet, Macbook, Audi или яркое будущее можно построить только с очень высокой степенью доверия и взаимной сплоченности. Соответственно максимальное благосостояние есть у тех, кто готов ради него терять себя, жертвовать своим душевным состоянием, безусловно верить в общее направление ради общей цели, забываться, доверять системе, вытеснять несогласных. Для этого потребительская ценность должна быть больше, чем ценность духовной чистоты.


Так мы подходим к важному ценностному различению. Где больше счастья, в материальных благах или духовной чистоте, во внешнем процветании или во внутреннем? Можно заметить, что западная и восточная цивилизации по-разному отвечают на этот вопрос. Естественно, такое деление условно и призвано подчеркнуть одно из заметных различений, с которыми мы сталкиваемся в разговоре о ценностях.


Приходится признать, что не в меру духовные общества неизбежно оказываются в разрухе и разобщении, а не в меру ориентированные на потребление страдают кризисом смыслов и предательством своей души. Запад – безнравственный мир потребления, склонный к атеизму и агностицизму, однако это мир созидающий, красивый и более уютный. Восток – мир повсеместной духовной практики, мир раскаяния и исправления, практически непригодный для счастливой жизни. На Западе люди не доверяют чувствам, видя в них дикие инстинкты и превознося разум. На Востоке люди не доверяют рассудку, видя в нем враждебную искушающую силу, превознося созерцание и чувства. Запад обустраивает мир своих мечтаний. Восток ищет освобождения от мира страданий. Первые настроены на прижизненное счастье, вторые – на посмертное спасение. Одни хотят радостно жить, другие предпочитают без угрызений совести умереть.


Православие, буддизм, индуизм, иудаизм построены на идеях спасения, очищения, исправления. Их истинная ценность – это непривязанность, сдержанность, а не процветание или обустройство жизни. Важно пройти страшный суд и избежать дурной кармы. Взаимное согласие и стремление к лучшей жизни ценится меньше, чем душевное облегчение и возможность удачно выйти из игры. Эволюция, развитие, гуманизм и благосостояние не являются сущностными ценностями в ситуациях неопределенности и конфликтов. Ценности – осознанность, бдительность, встревоженность. Как говорится, в следующую жизнь созданные нами блага мы с собой не заберем, а мудрость души никуда не денется (поэтому такие ценности вечные и истинные).


Вероятно, это кого-то огорчит, но православие – религия не процветания, а избавления от грехов. Вспомнить хотя бы десять заповедей или буддистские обеты. Почти все они все формулируются через «не», одергивают и понукают. Образное мышление частицу «не» пропускает. Получается жизнь, в которой создаются поводы для грехов и последующего их исправления. Там нет ценности счастья и творчества. В культуре большинства экзотерических религий есть негласное табу на удовольствия и экстатические состояния. Страдание в нашей культуре также выступает как важная ценность, потому что оно пробуждает от иллюзий.


Русский писатель Даниил Хармс писал: «Возьмем любовь. Будто хорошо, а будто и плохо. С одной стороны, сказано: возлюби, а, с другой стороны, сказано: не балуй. Может, лучше вовсе не возлюбить? А сказано: возлюби. А возлюбишь — набалуешь. Что делать?» Здесь также вспоминаются многочисленные цитаты классиков:


«Человек не родится для счастья. Оно заслуживается страданием.» Ф. Достоевский

«К величию есть один путь, проходящий через страдание.» А. Эйнштейн

«Страданием и горем добываются крупицы мудрости.» Н. Гоголь

«Мир движется вперед благодаря страданию.» Л. Толстой

«Хочешь быть счастливым – учись страдать.» И. Тургенев

«Страдание – путь к великой любви.» М. Тереза

«Только страдание развивает душу.» М. Пруст

«Жизнь – это страдание.» Г. Будда


Так можно условно выделить две цивилизации, западную и восточную, не особо уважительно относящиеся к ценностям друг друга. Первые в глазах вторых – спящие жертвы матрицы, вторые в глазах первых – недоразвитые дикари. Обе точки зрения отчасти справедливы.


На Западе Бог в большей степени явлен в творении и других людях, на Востоке он явлен в нашей душе как трепет. Соответственно первые обустраивают мир и расширяют круг своей заботы. Вторые стремятся к освобождению от иллюзий, ориентируются на душевные волнения и чувство вины. Первые находят опору для принятия решений в мнении большинства и объективной науке. Вторые опираются на чувства, доверяют субъективным состояниям. Западный мир построен на научной достоверности. Восточный – на внутренней силе. В западном мире ценится позитивное отношение, доверие и сходства между людьми. В восточном – критическое отношение, недоверие, уникальность и различия (например, в русском языке «отличный», т.е. прекрасный – это отличающийся).


Как следствие, неумеренная духовность приводит к разрухе. Это хорошо заметно на примере духовных стран и шаманских общин от Индии и Непала до Перу и Боливии. Духовная твердыня, Тибет, так стремилась к освобождению, что Китай ее и вовсе освободил от существования.


Неумеренное просвещение неизбежно приводит к насилию. «Развивайся или умри» уже нередко можно услышать в Украине. «Мы должны постоянно развиваться!» «Или вы примите законы эволюции или будете за бортом истории!» Отечественные сторонники просвещения в этом смысле немало пренебрегают восточными ценностями. Достаточно вспомнить Михаила Ходорковского с призывом «завтра вообще не должно выйти газет БЕЗ карикатур на пророка» после трагедии с Шарли Хебдо. То есть чувства ничто, цивилизация – все!


Обе стороны обвиняют друг друга в фашизме и бездуховности. Фашизм Запада – чрезмерное давление в направлении сверхчеловека. Немецкая евгеника теперь красиво называется трансгуманизмом, суть которого остается – искусственное улучшение человека и предельная скорость развития. Не говоря уже о навязывании миру либерализма. Фашизм Востока – западание в регрессию, архаичность, традиционализм и национализм. Бездуховность Запада – в пренебрежении созерцанием и состояниями, совестью и чувствами, в подмене высшей нравственности человеческой моралью. Бездуховность Востока – в отрицании заботы о нашем иллюзорном мире и непризнании человека полноправным со-творцом. В том или ином виде это разделение замечается уже полторы сотни лет. Например, в переписке Гоголя и Белинского, в работах Бердяева и Достоевского.


Как здесь не вспомнить высказывание Жана де Лабрюйера «Жизнь – трагедия для тех, кто чувствует, и комедия для тех, кто думает»? Чистота предполагает исключение и тревожность. Цивилизованность предполагает самозабвение и формализм. Однако Восток не видит, что достоверные концепции успокаивают и снижают тревожность. Запад не видит, что страдание и недоверие позволяют освобождаться от иллюзий. В результате Восток продолжает причинять Западу боль (например, в виде ИГИЛ, Хамас или ЛДНР) в надеже на признание страдания и чувств равной ценностью с разумом и его теориями. Запад же продолжает давить на Восток в надежде на признание рациональности и демократических ценностей как более высоких.


Таблица ниже раскрывает некоторые цивилизационные различия:



ЗАПАДНАЯ   ЦИВИЛИЗАЦИЯ

ВОСТОЧНАЯ   ЦИВИЛИЗАЦИЯ



ОСНОВНОЙ ТЕЗИС

Неумеренное   просвещение склонно
к насилию, экспансии и   диктатуре.

Неумеренные   духовность и религия склонны
к варварству, террору и тоталитаризму.



ГДЕ НАХОДИТСЯ БОГ

БОГ   проявляется в других и творении.

БОГ   проявляется в своей душе как трепет.



ЦЕННОСТИ

Относительные ценности - вера в концепции.

Абсолютные ценности - недоверие концепциям.

Вовлеченность,   энтузиазм, компетентность.

Осознанность,   критичность, чувствительность.

Разум   над чувствами. Рациональность.

Чувства   над разумом. Иррациональность.



СОСТОЯНИЕ ДУШИ - НЕ БОЛЬШАЯ ЦЕННОСТЬ!

ПРОЦВЕТАНИЕ -  НЕ БОЛЬШАЯ ЦЕННОСТЬ!

БЛАГОПОЛУЧИЕ ДОРОЖЕ САМООЩУЩЕНИЯ!

САМООЩУЩЕНИЕ ДОРОЖЕ БЛАГОПОЛУЧИЯ!



ОПОРЫ ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ

Мнение   большинства, научное обоснование.

Собственные   чувства, доверие облегчению.

Фантазирование   и увлеченное настроение.

Переосмысление   и скептическое настроение.



КРИТЕРИИ ИСТИННОСТИ

Статистическое   согласие большинства.

Внутреннее   ощущение облегчения.

Истина   относительна и определяется наукой.

Истина   абсолютна и определяется чувствами.



МОРАЛЬНЫЕ ОРИЕНТИРЫ

Культурные   стереотипы, моральные теории.

Совесть и нравственность.

Максимальное   расширение заботы.

Максимальное   очищение души.

Идеи   эволюционируют!

Трепет   не эволюционирует!



АРГУМЕНТАЦИЯ КОТОРОЙ ДОВЕРЯЮТ

Объективное или общественное мнение.

Субъективная обеспокоенность.

Мышление   обобщенное, в абстракциях.

Мышление   ситуационное, в контекстах.

Мудрость   - информированность и опытность.

Мудрость   - предчувствия, выдержка и ирония.



ЧТО ПРИЧИНЯЕТ БОЛЬ

Незнание,   некомпетентность, хаос.

Раскаяние,   разочарование в идеях, космос.

Быстрее   ошибаются. Прецедентное право.

Долго   запрягают. Римское право.



ЧТО ОПРАВДЫВАЕТ ПРИЧИНЕНИЕ БОЛИ ДРУГИМ

Пренебрежение   объективным порядком.

Пренебрежение   субъективными чувствами.

Окультуривание   примитивных инстинктов.

Преодоление   навязанных ограничений.

Вера   в изменение мира к лучшему.

Вера   в освобождение и очищение.



Личность   не настолько значима,

Концепции   не настолько значимы,

как   обоснованное мнение большинства.

как   сам человек и сила его озабоченности.

Конвенции   определяют человека.

Личность   интерпретирует конвенции.



ЧТО МОТИВИРУЕТ

Безлично обоснованное всеобщее благо.

Личное отношение и спасение своей души.

Доверие   на основе научной достоверности.

Доверие   на основе субъективного сострадания.

Мотивируются   в терминах сделки.

Мотивируются   в терминах обвинений.

Ничего   личного! Легко внушаемы.

Все   очень лично! Легко ранимы.



Что сделать   для решения? Как найти выход?

Кто виноват в   проблеме? За что нам это?



ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

Гуманизм – ориентация на всеобщее благо и   принижение роли Бога. Все в наших руках!

Духовность – ориентация на состояние души и
принижение роли человека. На все воля Бога!

Демократия и либерализм. Люди равны.

Аристократия и теократия. Души не равны.



УТОПИЯ / СРЕДА

Мир   определенности и потребления.

Мир   неопределенности и экстремальности.

Улучшение   мира и установление порядка.

Освобождение   души от страданий жизни.

Общество   деятелей. Все всерьез и надолго.

Общество   зрителей. Все не всерьез и иллюзия.

Источник   блага: эволюция и культура.

Источник   блага: пробуждение и милость Духа.



ЦЕНИТСЯ В КУЛЬТУРЕ

Служение системе, энергичность, компетенция.

Способность   быть собой и внутренняя сила.

Возвышение   сверхразумности и созидания.

Возвышение   ироничности и недеяния.

Личная   история и общественный вклад.

Осознанность   и личное впечатление.

Образец   - супермен.

Образец   - товарищ Сухов.



ОСУЖДАЕТСЯ В КУЛЬТУРЕ

Невовлеченность, остывание, бездеятельность.

Наивность, энтузиазм, неумение просто быть.



КУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Шаблонность,   лицемерие, авторитаризм,

Избирательность,   кумовство, жалость к себе,

доминирование,   игнорирование, формализм.

циничность,   мстительность, вседозволенность.



Поскольку   в голове, то более бесстрашны.

Поскольку   в чувствах, то более трусливы.

Легче   заявляют несогласие и развиваются.

Легче   встраиваются в иерархию по силе.



Миссионеры-энтузиасты-деятели.

Ироники-отрезвители-созерцатели.

Направление   движения – в будущее и вперед.

Направление   движения – настоящее и по кругу.

Рост   сложности. Стремление к лучшему.

Архаика. Куда бы ты ни шел, ты уже там.



РАЗЛИЧИЯ В ХРИСТИАНСТВЕ (ФИЛИОКВЕ)

Католики:   Святой Дух исходит от Отца и Сына

Православие:   Дух исходит только от Бога-Отца

Духовность   предполагает заботу и усилия.

Духовность   предполагает принятие и смирение.



ОСОБЕННОСТЬ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Не   чувствую, пока не понимаю зачем.

Не   понимаю, пока не чувствую зачем.

Ориентация   на достижение. Прагматичные.

Ориентация   на состояния. Неторопливые.

Планирование,  действия по предписаниям.

Спонтанность,   действия по обстоятельствам.



ЭГО   развивается и окультуривается.

ЭГО   превосходится и отсекается.

Свобода   как возможность получать желаемое.

Свобода   как отказ от страстей и желаний.

Матрицу   нужно обустроить.

Из   матрицы нужно выйти.



Опыт - это   попытка, результат.

Опыт - это   процесс, переживание.

Важно успевать в развитии и достижениях.

Важно оставаться в контакте с душой.

Стремление к   трансгуманизму.

Стремление к   трансперсональному.



Где еще есть   согласие и что можно улучшить?

Где еще я   чувствую различия и дискомфорт?

Развивают   Восток от синего к оранжевому (СД).

Приводят   в чувства топчущий ценности Запад.



УСТОЙЧИВОЕ РЕШЕНИЕ (РОЖДАЕТСЯ В КОММУНИКАЦИИ)

Решение   предполагает культуру интеграции просвещения и духовности!

Проявлять   уязвимость и обсуждать как новая

Проявлять   разум и прояснять как учитывание

сложность   уважает чувства и снижает давление.

чувств   создает большинство и снижает саботаж.

Продавать   модернизацию как способ спасения!

Продавать   чувства как способ роста согласия!

 


Какое все это имеет отношение к нашей конференции? Самое непосредственное! Мы живем в уникальной стране на границе восточной и западной цивилизаций. Каждая из них имеет собственные высшие ценности и язык взаимодействия с ними. Эти ценности можно учесть и интегрировать как равные, что позволит вызвать доверие у обеих аудиторий или обеих частей нас самих. Это непростая и интересная задача.


Модернизация возможна и необходима в обеих культурах, однако ее дискурс будет сильно различаться. Если нам ценна устойчивость изменений, то вопрос состоит не в принятии одних ценностей как более высоких, а других как более низких. Он состоит в том, чтобы найти язык продвижения модернизации, понятный и приемлемый для обеих культур. Не зависимо от того что более эволюционно значимо, питание или безопасность, для устойчивого развития нам нужно насытить обе потребности. Каким же может быть язык доверия просвещению?


Если американцам для их мотивации достаточно привести научные аргументы, а индусам обратиться к их чувствам и выразить личную обеспокоенность, то в нашей культуре ни одно из этих действий в отдельности не достаточно для согласия и побуждения к действию. Если вы не компетентны, какое к вам может быть доверие? Если некому сострадать, если вы все знаете и во всем уверены, то в какие свои очередные игры вы нас втягиваете? Чего ради мы должны обслуживать вашу веру в концепции?


В нашей гибридной культуре важно уметь одновременно демонстрировать и объективную достоверность и субъективную заинтересованность, и научное знание и личную боль. Моя восточная часть следит за тем, чтобы вы чувствовали мое беспокойство, если хотите получить мой голос. Моя западная часть следит за тем, чтобы вы могли развито мыслить и могли с ним разобраться. В нашей среде вы взываете доверие, если вызываете одновременно уважение и сочувствие. У западных славян (или восточных европейцев) неоспоримо прислушиваются к интонации высокоразвитых жертв. Доверие невелико, если к делу нет отрезвляющего личного чувства. В противном случае высокий риск обмануться и заиграться.


Октябрьская революция и массовые репрессии не смогли изменить ментальность за 70 лет. Боюсь, что Майдана тоже недостаточно, чтобы перечеркнуть культурный код, базирующийся на глубоких духовных основаниях. Его можно осознанно интегрировать, исцелить, принять. Маскировка своей уязвимости статистической достоверностью здесь не особо работает.


В этом смысле текущая конференция имеет преимущественно западный язык. В явном виде не заявлена проблема, звучат резкие оценочные суждения и декларации, организаторы не транслируют запрос о помощи. Даже начальное название «Задержанная модернизация» заменено на нейтральное «Ценности и модернизация». Чем больше организаторы силятся показать, что все хорошо и все под контролем, тем меньше в это вера, слабее интерес к обсуждению, больше привкус манипуляции. Если модернизация так полезна и эффективна, отвечает всем западным стандартам, тогда зачем мы здесь собрались? Если она буксует, если люди не доверяют внедряемой ее версии, тогда почему искренне не поделиться, не вынести на обсуждение конкретные проблемные ситуации? Словами Некрасова, «это, кроме высоких материй, то, что мучает нас и роднит».


Более того, в кулуарах уже звучат заявления в стиле «почему мы должны считаться с чьими-то чувствами, когда дело касается миллионов?» Ответ не сложен. Если вы не хотите, чтобы Украина превратилась в Сирию, а быстрая модернизация очень скоро не сменилась эпохой реакции, как это происходило от Петра I до Бориса Ельцина. Готовы ли вы платить такую цену за свою правоту? В нашей культуре есть глубинные неконцептуальные (неголовные, по выражению Льва Толстого) ценности, отсутствующие в западных ценностных моделях, к которым можно проявить уважение. Разговор о ценностях – это разговор о том, за что мы хватаемся в первую очередь, когда нам больно. Взрослое приглашение к такому разговору предполагает, что мы все готовы чувствовать и видеть новое, и немного меняться.


Здесь мы касаемся еще одного различия. Западное мышление более абстрактно и обобщенно, а восточное более ситуационно и контекстуально. На Западе оно также появляется на зеленом уровне развития (в терминах спиральной динамики). Расскажите историю, когда показалось, что модернизация скользит, поделитесь своими мыслями и чувствами, покажите личное отношение. Погордитесь успехами на пути, а затем отложите имидж супергероев, проявите свою уязвимость и незнание. Тогда мы сможем с этим соотнестись и вместе поискать рабочее решение. Это касается не только конференции, но пути развития страны в целом. Пустой обмен мнениями без контекста и задачи не может существенно что-то изменить и лишь создает видимость интереса к мнению участников. В этом смысле сам язык модернизации срочно нуждается в уважении к восточным/внутренним/чувственным ценностям.


Мне бы хотелось, чтобы мы услышали ценности друг друга и научились их уважать на благо устойчивого и мирного процветания Украины.

 

P.S. На эту же тему рекомендую «Естественное решение проблемы терроризма».

 

Киев, сентябрь, 2015

Комментариев (0)

Добавил(а) в закладки: (0)

Больше похожего

  • Восстановление данных …