Пропустить навигацию
 
В данный момент модерируется

Олег Линецкий: Духовно-человечный разговорник

Версия 1 
Bookmark and Share
Создан : 07.10.2016 4:51 Админ портала - Последнее изменение :  07.10.2016 5:14 Админ портала

Духовно-человечный разговорник

(«Чистое видение», отрывок)

Harmony_of_Dragons.jpg

 

Утверждать свое видение бывает небезопасно. Можно впасть в своеволие и завязнуть в бесконечной борьбе. Хуже этого может быть только чувствительная отзывчивость. Она-то окончательно убивает надежду на достижение результата. Этот удивительный парадокс неизменно сопровождает нас по жизни. О первой его части мы обычно вспоминаем, сокрушаясь «Как я мог быть так ослеплен и упрям? Я ведь это уже давно предчувствовал!» О второй – восклицая «Как я мог так долго колебаться? Я ведь уже давно мог сделать усилие и все решить!» Так мы вибрируем между стремлениями и осторожностью, между захваченностью и открытостью, каждая из которых заботливо направляет наш путь, формирует видение и освещает важные грани целого.


Будем ли мы склонны к упрямству или к благоразумию в конкретном переживании определяется отношением к волнующему изумлению, к энергетическому импульсу. Предстает ли сама неожиданность стремлением или страданием, восхищением или болезненным одергиванием. Побуждает ли удивление обращаться к воле и разуму или к душе и чувствам. Если в дороге внезапно срабатывает датчик топлива, то в первый момент вызывает ли это приподнятый интерес к поиску ближайшей заправки или сожаление о собственной беспечности при выезде из гаража. Гуманистическое отношение к пограничной ситуации предполагает фокус на желаниях и поиске возможностей их достижения, духовное отношение – фокус на дискомфортном состоянии и устранении причин огорчения.


Это же касается и всей жизни. Либеральное отношение проявляется как склонность переживать жизнь с акцентом на реализации желаний, на устремленности в будущее, на личном развитии и повышении комфорта. Консервативное отношение проявляется как склонность жить с акцентом на прекращении страданий, на переосмыслении прошлого, на очищении души и восстановлении общего равновесия. Одни люди по жизни более энергичны и толстокожи, другие – более ранимы и ограничены. Первые отстаивают человеческие права, вторые – охраняют душевные обязанности. Как мы видели ранее, ни одна из этих перспектив не более значима, чем другая, ни одна не может окончательно победить. Они взаимообусловлены как вогнутое и выпуклое, и чем более явно поднимает голову одна, тем более напористо заявляет о себе другая.


Конфликт этих взглядов проявляется повсеместно. В семейных и деловых отношениях, в политических предпочтениях, в особенностях менталитетов народов и частей света. Чем больше масштаб, тем в большей степени выражены противоречия. Кому-то не терпится жить, а кто-то оглядывается, заботясь об устойчивости изменений и легкости на сердце. Кто-то в ситуации неопределенности склонен следовать за иллюзиями разума, а кто-то – доверять отрезвляющим напоминаниям души. Соответственно в мировоззрении первых центральное место занимает человек, его право на свободу и реализацию творческого потенциала. В мировоззрении вторых – невидимый разуму Дух, высшая мудрость и нравственный закон, которого необходимо придерживаться.


Таковы сущностные ценности этих двух миров. В обществе склонном к гуманизму защищаются и окультуриваются желания, в духовном обществе – чувства. Эти два подхода определяют два самоощущения, два уникальных вектора эволюции, два типа общественного устройства, два разных смысловых поля.


Возможно мы бы и не заметили эти различия, если бы не возникающие между ними трения и непрерывные попытки изменить друг друга. Для гуманизма представляется очевидным стремление людей к самореализации, достижениям и процветанию. Он искренне пытается навязать отсталым народам передовые ценности свободы и просвещения. Для духовности представляется очевидным стремление к очищению совести, пробуждению и умиротворению. Она не менее искренне пытается возвратить сумасшедший мир к вечным ценностям. Так эти ограниченные идеологии и веселятся в борьбе за умы и души людей, что внешне проявляется как противостояние между наукой и религией, между прогрессом и традицией, или даже между западной и восточной цивилизациями. И все бы не плохо, если бы эти развлечения не обходились человечеству так дорого.


Едва ли интеграция этих противоположных тенденций может устойчиво произойти в мире, пока мы не примирим их внутри нас самих. В частности, пока не научимся слышать и уважать оба голоса, видеть их проявление в своем восприятии, замечать, как легко мы подавляем духовное и человеческое в собственном поведении. Без этого мы попросту не сможем понять людей, занимающих противоположную сторону, разобраться с тем, что происходит в мире, найти общий язык и эффективные формы взаимодействия. Собственно, этим мы отчасти занимались в предыдущей главе.


ЯЗЫК


Исследование базовых перспектив на примере переживания жизни мы начнем с языкового отступления. Задолго до лингвистического поворота в философии Джон Локк еще в 17 веке замечал, что мы запросто можем пользоваться одинаковыми ярлыками, обозначая ими разный чувственный опыт. Мы можем называть «зеленым» нечто, субъективно воспринимаемое нами по-разному и будет совсем не просто выяснить кому этот цвет видится желтым, а кому коричневым.


Аналогично происходит, когда дело касается более абстрактных категорий. С той лишь разницей, что иногда разрывы в понимании все же становятся заметными – смысл размывается и ускользает. Контакт на время прерывается, мы ощущаем себя в разных вселенных. Невероятно насколько разными бывают субъективные представления, выраженные в одинаковых терминах. В равной мере это справедливо и для нашей темы. Оба отношения к бытию представлены в языке, но не отдельными словами, а вторым слоем смыслов, которым наделены одни и те же понятия.


Возможно вы уже замечали, что основные экзистенциальные категории в языке двусмысленны. В зависимости от занимаемой перспективы – человечной или духовной – субъект слышит разный смысл одних и тех же слов. Значение собирается из другой внутренней точки. Выражая собственные идеи, он также использует обычные понятия, которые могут быть восприняты собеседником со значительным смещением смысла.


Позвольте привести несколько примеров. Их можно оформить в виде небольшого словаря. Как минимум это позволит нам самим не запутаться в терминах, избежать разногласий в стиле «на самом деле это значит совсем другое» и увидеть за словами нечто более глубокое. Это не будут точные определения, но лишь некоторые акценты, которые проглядывают, когда мы переключаемся с человечной на духовную точку зрения и обратно.



Я (СУБЪЕКТ)


  • Я в человечном смысле предполагает акцент на способности совершать выбор, занимать позицию, интересоваться, определяться, отождествляться.
  • Я в духовном смысле предполагает акцент на способности чувствовать, колебаться, тревожиться, отвлекаться, освобождаться, разотождествляться.


В человечном понимании «Я» немыслимо без активной направленности на объекты, без способности вовлекаться, без внимания и намерения. В духовном понимании «Я» немыслимо без способности пробуждаться, быть открытым направляющему бытию, недвойственной основе, в которой нет разделения на субъекта и объекты.


«Я» человека указывает на того, кто хочет, «Я» души – на того, кто напрягается.


ЭГО


  • Эго (Я) в человечном смысле предполагает акцент на целостности образа себя, которую нужно поддерживать, укреплять, исцелять, развивать и расширять.
  • Эго (Я) в духовном смысле предполагает акцент на самом цеплянии к ложному образу себя, которое нужно искоренять, превосходить и освобождать.


В человечном понимании эго немыслимо без функциональной эволюции в сторону более высоких и широких идентичностей. Здесь отчужденные и вытесненные ранее психические аспекты должны быть вновь интегрированы в структуру эго. В духовном понимании эго немыслимо без ошибочного отождествления с объектами: ролями и желаниями, телом и рассудком, способностями и состояниями. Здесь эго считается синонимом пристрастия и источником страдания. Поэтому нужно искать пути выхода за пределы эго, например, через узнавание своей подлинной природы.


В пределе человеческое эго должно предельно расшириться и вобрать в себя всю вселенную, душевное эго должно попросту из нее исчезнуть.


БЫТЬ ЖИВЫМ


  • Живость в человечном смысле предполагает способность хотеть и мыслить.
  • Живость в духовном смысле предполагает способность удивляться и чувствовать.


В человечном понимании немыслимо быть живым и не изъявлять волю, не стремиться, не мечтать, не действовать, не проявлять энтузиазм. В духовном – немыслимо быть живым и не тревожиться, не сомневаться, не страдать, не сожалеть. Человек жив, пока желает. Душа жива, пока она волнуется.


Для гуманизма ЕСТЕСТВЕННОЕ состояние человека – это безусловная радость, для духовности – волнующая открытость. С гуманистической точки зрения ИНТЕРЕСНО – это значит привлекает, с духовной – значит вызывает недоумение.


Подобным образом СПОНТАННОСТЬ в гуманизме связана с действиями человека, возникающими из своих внутренних побуждений, не обусловленными внешними влияниями. Она является выражением творческой свободы и индивидуальности человека. В духовности подобная исключительная самопроизвольность является прерогативой природы ума, пустоты, Абсолюта и не может относиться к человеку, который лишь воспринимает импульсы источника и реагирует на них.


ОСОЗНАННОСТЬ


  • Осознанность в человечном смысле предполагает акцент на внимательности, намеренности своих действий и отслеживании непроизвольных реакций.
  • Осознанность в духовном смысле предполагает акцент на расслабленности, способности различения чувств и отслеживании увлекающих пристрастий.


В человечном понимании немыслимо осознанно действовать механично или по привычке. Осознать – это значит сделать усилие, заметить и признать что-то новое. Например, «я осознал, что утренняя пробежка идет на пользу!» В духовном смысле немыслимо осознанно проявлять энтузиазм или упорствовать в своем мнении. Осознать – значит открыться и усомниться в чем-то известном. Например, «я осознал, что после начала утренних пробежек я перестал высыпаться!»

Для человека быть осознанным – значит владеть собой и действовать умышленно, быть в созидающей позиции. Для души – значит чувствовать последствия выбора, замечать обратные стороны желаний, ощущать связь между противоречивыми интересами, быть в балансирующей позиции.


СОЗНАНИЕ


  • Сознание в человечном смысле предполагает выделение феноменов, рефлексию, способность соотнесения с действительностью и ее отражение в восприятии.
  • Сознание в духовном смысле предполагает нечто неделимое и всеобъемлющее, необходимое условие феноменов, пробужденную природу, источник волнений.


В человечном понимании сознание немыслимо без принадлежности личности. Сознание субъективно, принимает различные состояния и может развиваться подобно операционной системе. Здесь сохраняется противопоставление сознания и материи, сознания и тела. В духовном понимании сознание немыслимо без внеличностного абсолютного измерения.


ЧУВСТВА


  • Чувства в человечном смысле предполагают акцент на эмоциональной реакции или оценочном отношении к явлению. Их часто приравнивают к эмоциям (гнев), физическим ощущениям (тепло) и воспринимают как бессознательную реакцию. Здесь они бывают позитивными и негативными, приятными и неприятными.
  • Чувства в духовном смысле предполагают акцент на том, что предваряет любое предпочтение или субъективное отношение в процессе переживания. Их часто соотносят с голосом совести или тремя мудростями: подсказкой из прошлого, уровнем возбуждения и противоречивым отношением к явлению. Здесь чувства видятся двойственными, амбивалентными, колеблющимися.


В человечном понимании чувствительность немыслима неэмоциональной; чувства невозможны без побуждения к действию. Как правило они воспринимаются как нечто импульсивное, иррациональное и архаичное. В духовном понимании чувства имеют божественную природу, они немыслимы примитивными реакциями организма или психики. Попросту говоря, в чувствах вины и обиды, в тревожности и смятении гуманизм усматривает инстинктивные животные реакции, а духовность замечает проявление Духа в процессе переживания.


Для человека чувствовать – значит занять конкретную позицию, описывая ощущения и эмоции, для души – значит колебаться, прежде чем наступит самоопределение.


ЛЮБОВЬ


  • Любовь в человечном смысле предполагает акцент на избирательное отношение, привязанность к некому объекту, на наслаждение и жажду обладания.
  • Любовь в духовном смысле предполагает акцент на душевный трепет, тревожное изумление, предшествующее любым интерпретациям, симпатии или неприязни.


В человечном понимании любовь немыслима без объекта и стремления к нему. В духовном – любое содрогание души является проявлением необусловленной любви. Как всякое чувство духовная любовь несет три аспекта: напоминает, возбуждает и определяет двойственное отношение. Она амбивалентна – притягивает и отталкивает, радует и огорчает. В духовном смысле ненависть – не антоним, а один из способов переживания любви; антонимом скорее будет холодная концептуальная уверенность и морализм в ситуации неопределенности.


Когда говорится «нам нужно больше любви», первые слышат необходимость волевого принятия, согласия и доверия, вторые – необходимость обострения, накала ситуации, чтобы лучше ощутить всю болезненность разделения. Гуманизм склонен видеть в любви космический клей, которой все соединяет. Духовность усматривает в ней первичный материал, из которого все состоит. Если все же рассматривать любовь как невидимый клей, то гуманистический состав предполагает волевые ингредиенты; духовный – чувственные. Последний требует растревожить душу для проступания нектара изначального единства, всеобщей сердечной связанности в источнике.


Для человека любить – значит прилипнуть, для души – значит трепетать.


СОСТРАДАНИЕ


  • Сострадание в человечном смысле предполагает понимание эмоционального состояния другого человека и готовность поддержать позитивные устремления.
  • Сострадание в духовном смысле предполагает присоединение к двойственным чувствам другого человека и готовность поколебать негативные интерпретации.


В человечном понимании сострадание немыслимо без применения эмоционального интеллекта, без уважения к выбору, без воодушевления и ободрения. Оно обращено к потенциалу человека. В духовном – оно немыслимо без сопереживания ситуации в собственном сердце, без уважения к душевному состоянию, без возврата к моменту выбора и помощи в освобождении от тяжести. Оно обращено к страдающей душе. В обоих случаях сострадание является выражением любви, но эти подходы отличаются примерно также, как коучинг отличается от терапии.


МУДРОСТЬ


  • Мудрость в человечном смысле предполагает способность успешно применять накопленные знания и находить решение актуальных задач, опытное знание.
  • Мудрость в духовном смысле предполагает способность чувствовать сердцем невидимые связи между противоборствующими явлениями, тайное знание.


В человечном понимании мудрость немыслима без интеллектуальной развитости и практической эффективности; это экспертная мудрость. В духовном смысле мудрость немыслима без любви, связывающей противоречивые аспекты волнующего события; это сердечная мудрость. Духовная мудрость подчеркивает, что устойчивые решения обеспечиваются внутренней интеграцией, а высшая степень предполагает познание единой основы явлений. Гуманистическая мудрость подчеркивает ценность решения, духовная – ценность беспристрастного отношения.


С мудростью непосредственно связано понятие ЯСНОСТИ. В гуманистическом смысле оно характеризует качество мышления, способность понимать смысл явлений в контексте других явлений. В духовном смысле ясность характеризует качество чувствования, способность видеть причины событий в контексте своих прошлых выборов. В обоих случаях ясность указывает на способность видеть связи, только в первом случае это рассудочные связи, во втором – душевные связи.


Например, сердечная ясность проявляется в момент отказа в покупке велосипеда, когда возникает сожаление, что днем ранее называл отца семейным тираном. Это связь между личными интересами и общностью с отцом. Ясность мышления проявляется в момент сопоставления отрывочных фактов и предположения, что его нервозность может быть связана со смещением сроков сдачи проекта и нежеланием переносить запланированный и оплаченный отпуск.


ДУХОВНОСТЬ


  • Духовность в человечном смысле предполагает расширение охвата своей любви, включение в сферу заботы интересов большего числа людей и явлений.
  • Духовность в духовном смысле предполагает углубление чувств и различающей способности, ориентацию на чувства в процессе интерпретации событий.


В человечном понимании духовность немыслима без личного развития и деятельного проявления заботы в мире. Чем выше уровень служения, чем шире масштаб, чем больше объем, тем больше духовности. Серьезная сложность на западном пути возникает из-за того, что общее благо как правило не совпадает с умозрительными моделями, опираясь на которые происходит причинение добра и заботы.


В духовном понимании духовность немыслима без глубокого переосмысления и раскаяния, без измененных и медитативных состояний сознания, повышающих различение и чувствительность. Здесь духовность сопровождается разрушением привычных стереотипов и обесцениванием моральных норм в пользу опоры на собственные чувства. Это также создает серьезную опасность на восточном пути, поскольку чувства нередко путают с эмоциями и теряют над ними контроль.


Ориентация на человека предполагает в ситуации неопределенности рациональное согласование желаний и мнений людей. Ориентация на Дух предполагает осмысление и гармонизацию собственных иррациональных чувств.


Говоря о ДУХОВНЫХ ЦЕННОСТЯХ гуманизм обычно противопоставляет их ценностям материальным. Речь все равно идет об обладании и достижениях, только на уровне более высоких идей и состояний. Это творческое развитие, реализация потенциала, стремление к совершенству. К ним относят то, что ведет к большему согласию, повышает человеческое достоинство, увеличивает энергичность и вдохновение. С восточной точки зрения все это видится как привязанность к изменчивым формам. Здесь духовные ценности видятся как большая умиротворенность, проницательность, непредвзятость и созерцательная чувствительность.


Для человека духовность означает ширину заботы, для души – глубину различения.


ДУХОВНАЯ ПРАКТИКА


  • Духовная практика в человечном смысле предполагает действия, направленные на преображение, расширение горизонтов и постижение единства космоса.
  • Духовная практика в духовном смысле предполагает действия, направленные на очищение, пробуждение, углубление чувств и постижение одиночества хаоса.


В человечном понимании практика немыслима без проповедей большего блага и стремления к общему согласию. Она повышает самоконтроль, развивает творчество, усиливает вовлеченность, применяет элементы внушения и управления сознанием. В духовном – практика немыслима без деконструкции привычных представлений и одергивания от убеждений, без опыта трансгрессии. Она выводит из зоны комфорта, приоткрывает завесу подсознания, усиливает цепкость критического взгляда.


В первом случае духовная практика соблазняет своей высотой, во втором – отрезвляет своей глубиной. Одна окультуривает и взращивает эго, вторая – его стирает, бьет по амбициям и ломает принципиальность. Первая дисциплинирует ум и тонизирует тело, вторая – раскрепощает ум и выводит из тела. Сущностно эти практики ведут в разные стороны. Великий поиск с точки зрения гуманизма – это поиск высшей цели и большего смысла, с точки зрения духовности – это поиск источника и своей подлинной природы за пределами всякой осмысленности.


ПРИСУТСТВИЕ


  • Присутствие в человечном смысле предполагает расширение поля восприятия, увеличение собранности и концентрации, предельную внимательность.
  • Присутствие в духовном смысле предполагает отказ от желания воспринимать, проявлять интерес и внимание, открытость чувствам, предельную капитуляцию.


В человечном понимании присутствие немыслимо без сосредоточения во всех каналах восприятия, без волевых усилий и опасения утратить бдительность, увлекшись каким-нибудь объектом. В духовном понимании присутствие немыслимо без отсутствия воли и намерения воспринимать, без обострения чувствительности и позволения всему оставаться каким оно есть. С гуманистической перспективы присутствую «я», с духовной – присутствует «оно» как духовный опыт личного отсутствия, вопрошания, ощущение безличного бытия (предстояние перед Духом, экзистенциальная тревога).


Аналогично с гуманистической перспективы СОЗЕРЦАНИЕ предполагает наблюдение, противопоставляется мышлению и действию. С духовной перспективы созерцание предполагает рассредоточенность, отказ от внимания и проявления интереса.


Человек присутствует, если внимателен сам, душа – если она открыта источнику, который мудро направляет наше внимание.


ПРОБУЖДЕНИЕ


  • Пробуждение в человечном смысле предполагает метафору обретения: более высоких состояний, более целостного видения и объемлющих уровней любви, в пределе – пробуждение к истинной идентичности и абсолютному единству.
  • Пробуждение в духовном смысле предполагает метафору очищения: угасание стремлений, отрезвление от иллюзий, освобождение от оков разума, в пределе – пробуждение от ложной идентичности и уединение в своей подлинной природе.


В человечном понимании пробуждение немыслимо без приложения усилий, без расширения, превосхождения и охватывания. Гуманизм идет через трансцендентный аспект изначальной пробужденности. В духовном понимании оно немыслимо без отпускания, растворения и исчезновения. Это опора на имманентный аспект.


В первом случае РЕАЛИЗАЦИЯ – это наполнение, во втором – опустошение. Для одних пробуждение связано с просвещением, для других – с просветлением.


Человек пробуждается, когда преодолевает себя, душа – когда прекращает борьбу.


СВОБОДА


  • Свобода в человечном смысле предполагает возможность осуществления воли субъекта или отсутствие препятствий для реализации личных желаний.
  • Свобода в духовном смысле предполагает отсутствие скованности, возможность отпустить вопрос вследствие гармонизации или снижения к нему интереса.


В человечном понимании свобода немыслима без постановки целей, без нахождения путей решения и достижения результатов. В духовном – свобода немыслима без отказа от желаний, отсутствия обязательств, облегчения, праздности и доверия творению. В гуманизме ОТПУСКАНИЕ беспокоящей темы предполагает обесценивание чувств, в духовности – обесценивание притязаний.


Человек свободен, если может делать что хочет, душа – если может просто быть.


ВЫБОР


  • Выбор в человечном смысле предполагает возможность осуществления воли и отождествления с одним из вариантов.
  • Выбор в духовном смысле предполагает необходимость освобождения души и разотождествления с пристрастиями.


В человечном понимании выбор немыслим без нескольких альтернатив, анализа их преимуществ и принятия решений. В духовном понимании выбор немыслим без волнительного колебания, неизбежных жертв, соотнесения с прошлым опытом, очищения от иллюзий. Это как выбор красной или синей таблетки. С одной стороны – это реализация свободы и движение вперед, с другой – безвозвратный отказ от комфортных представлений.


ИСТИННОСТЬ


  • Истинность в человечном смысле предполагает акцент на намеренное согласие с определенными представлениями под влиянием аргументов и экспериментов.
  • Истинность в духовном смысле предполагает акцент на невольное согласие с душевными связями переживаний под влиянием силы волнующих чувств.


В человечном понимании истинность немыслима без доказательств, без логики и критериев достоверности, без опытной проверки, без согласования с другими знаниями (эпистемологический подход). В духовном понимании истинность немыслима без тревоги, душевных терзаний и зова совести, без необусловленной любви и прямого мистического знания, связывающего пронзительной вибрацией интересы, события и перспективы (гносеологический подход).


В первом случае истинность опирается на рациональную связь явлений, во втором – на неведомую для рассудка сердечную связь. Соответственно, западная разумность ориентирована на интеллект, восточная – на духовное видение. Для человека истинно то, с чем сам субъект готов согласиться (логическая аргументация, доверие науке), для души – истинно то, на что субъект не может повлиять, чему не может возразить (например, это может быть совесть, удивление и чувство меры).


НЕВЕЖЕСТВО


  • Невежество в человечном смысле указывает на отсутствие знаний и культуры.
  • Невежество в духовном смысле указывает на неспособность ощутить суть дела.


В человечном понимании немыслимо как можно быть знающим, не имея решения, не будучи опытным и образованным. В духовном понимании немыслимо быть знающим, не будучи адекватным текущей ситуации, предлагая готовые шаблонные решения. Невежественным здесь может выглядеть обсуждение терминов и демонстрация знаний из прошлого, не относящихся к сущности вопроса, которая сначала должна почувствоваться. Например, в ответ на сожаление ребенка о сложностях в школе, глупой будет формальная декларация «без терпенья нет ученья!» Это же касается невежества в отношении собственной духовной природы.


ИСКРЕННОСТЬ


  • Искренность в человечном смысле предполагает правдивое выражение желаний.
  • Искренность в духовном смысле предполагает правдивое выражение чувств.


В человечном понимании сердечная искренность немыслима без возможности делиться сокровенными мечтами, возбуждающими увлечениями и стремлениями. В духовном – душевная искренность немыслима без выражения тягостных состояний, противоречий и непонимания. Соответственно, «быть собой» в первом случае значит не стесняться своих желаний, во втором – не стесняться своих чувств. «Быть тем, кто достоин лучшего» или «быть тем, кто заслуживает облегчения».


Человек искренен, если озвучивает намерения, душа – если выражает озабоченность.


СОВЕСТЬ


  • Совесть в человечном смысле как моральная оценка личностью своих выборов предполагает историческую, общественную и культурную ее обусловленность.
  • Совесть в духовном смысле как степень расхождения между выборами субъекта и его чувствами предполагает ориентацию на душевный нравственный компас, отражающий высшую оценку добра и зла.


В человечном понимании совесть немыслима без моральных норм и общепринятых общественных соглашений. В духовном – она немыслима без познания духовной природы индивида и признания всеобщего нравственного закона.


СПРАВЕДЛИВОСТЬ


  • Справедливость в человечном смысле предполагает равенство возможностей живых существ и необходимость соответствия принятым моральным нормам.
  • Справедливость в духовном смысле предполагает равенство ответственности живых существ и необходимость соответствия глубинному нравственному закону.


В человечном понимании справедливость немыслима без представления о правах и обязанностях. Здесь критерием выступают общественные правила и юридические нормы, она близка к правосудию. В духовном понимании она немыслима без ощущения своей виновности и обиженности. Здесь критерием выступает внутреннее чувство равновесия. Гуманисты опасаются недовольства людей и законов природы, верующие – угрызений совести и кармического воздаяния. Это различие между объективной секулярной этикой (устремленной к недостижимому совершенству) и субъективной нравственностью (безупречной, но лишь для самого индивида и только в конкретной ситуации), между искусственным и естественным законом.


Основной вызов справедливости гуманистических сообществ – противоречие между предельной реализацией свобод участников и уважением к свободам окружающих. Основной вызов справедливости духовных сообществ – противоречие между предельным раскрытием своих чувств и уважением к чувствительности окружающих.


Со справедливостью тесно связаны категории ДОБРА и ЗЛА. В человечном смысле зло предполагает ущемление свобод как своих, так и окружающих; подавление желаний и рациональных выгод в пользу эмоциональной несдержанности или затаенных обид. В духовном смысле зло предполагает ущемление чувств как своих, так и окружающих; подавление совести и сострадания в пользу идеологий и оправданий. Вопрос в том, за чем остается последнее слово в ситуации выбора: за идеями о правильном поведении или за возможностью потом с этим жить без недовольства и сожалений.


СМЫСЛ


  • Смысл в человечном понимании (как связь явления с более широким контекстом) предполагает акцент на результате, который с его помощью можно достичь.
  • Смысл в духовном понимании (как связь явления с более глубоким контекстом) предполагает акцент на дискомфорте, который оно позволяет избежать.


С человечной перспективы рассмотрение смысла немыслимо без выявления пользы явления для желаемого будущего. С духовной – оно немыслимо без оправдания явления неприятным событием в прошлом. Например, гуманистический смысл извинений в установлении хороших отношений. Духовный смысл – в избавлении от волнующего чувства вины, возникшего по конкретному поводу. Смысл революции – в качественном изменении к лучшему или в разрыве с ненавистным прошлым.


Подобным же образом гуманистический смысл КОММУНИКАЦИИ предполагает обмен информацией, эмоциями и желаниями. Духовный ее смысл предполагает передачу неопределенности, озабоченности, обмен чувствами. Человека поняли, если уяснили, что он хочет. Душу поняли, если почувствовали, что ее тревожит.


СМЫСЛ ЖИЗНИ


  • Смысл жизни в человечном понимании предполагает акцент на развитии личности, на самореализации и совершенствовании, на достижении счастья и процветания, на наслаждении, повышении уровня комфорта и стандартов качества жизни.
  • Смысл жизни в духовном понимании предполагает акцент на взрослении души, на прохождении духовных уроков, раскрытии божественной природы и обучении мудрости, которая остается в душе, когда мы оставляем материальную жизнь.


С человечной перспективы разговор о смысле жизни индивида немыслим без его собственного самоопределения. С духовной – поиск смысла жизни предполагает осознание начального чувства, связанного с моментом рождения и формирующего предназначение или общий замысел жизненного сценария. В первом случае судьба создается выборами, во втором – находится в глубине чувств.


СЧАСТЬЕ


  • Счастье в человечном смысле предполагает наслаждение от слияния с желаемым объектом, будь то мысль, состояние, материальная вещь или образ жизни.
  • Счастье в духовном смысле предполагает блаженство от освобождения энергии, возникающее в момент прояснения запутанности и избавления от страдания.


В человечном понимании счастье немыслимо без насыщения страсти, без получения выгоды и успешных результатов. В духовном – счастье немыслимо без очищения от страстей, без избавления от ограничений и обретения покоя. Соответственно, гуманистические искушения описываются в терминах обладания и наслаждения, а духовные – в терминах освобождения и облегчения. Например, человеческим счастьем от окончания института может быть восторг от получения диплома, а душевным счастьем – свобода от напрягающих ежедневных обязанностей студента.


МОТИВАЦИЯ


  • Мотивация в человечном смысле предполагает акцент на получении желаемого, на достижении и наслаждении, на преуспевании и стремлении к совершенству.
  • Мотивация в духовном смысле предполагает акцент на избавлении от страданий, на пробуждении от иллюзий, на устранении заблуждений и очищении совести.


В человечном понимании мотивация немыслима без воодушевления личности на обладание в будущем (будь то внешние или внутренние объекты, осязаемые или неосязаемые, приносящие радость от процесса деятельности или от ее плодов). В духовном – мотивация немыслима без успокоения душевных волнений, связанных с упущениями в прошлом, без освобождения от тревоги и чувства вины. В первом случае мотивирует стремление к новым возможностям, во втором – избегание страдания, кризисов и потерь. Поэтому западные лидеры обыкновенно взывают к эго человека с его мечтами и надеждами, восточные – к душе с ее горестями и сожалениями.


ПЕРЕЖИВАНИЕ


  • Переживание в человечном смысле предполагает испытание предположений в деятельности, получение собственных впечатлений и результатов на практике.
  • Переживание в духовном смысле предполагает избавление от дискомфортных напряжений путем перебора вариантов интерпретации и моделей поведения.


В человечном понимании переживание немыслимо как незавершенное, поскольку рассматривается как экспериментальное знание, непосредственный опыт, который случается и корректирует первоначальные понятия о предмете. Отправная точка – улучшение видения и навыков, получение удовольствия. Отношение к событию предполагает подтверждение или опровержение имеющихся в опыте представлений. Переживание видится как инструмент развития: способ повышения опытности и убежденности в своей картине мира. Например, «переживание сплава по реке».


В духовном понимании напротив – переживание немыслимо как нечто законченное, поскольку рассматривается как интерпретация чувств. Отправная точка – успокоение неприятного волнения, поиск облегчения. Окончательное отношение к событию здесь еще не сложилось. Переживание видится как процесс оценивающего чувствования, соотнесение чувств и суждений, прохождение через болезненные обстоятельства и трансформация неопределенности в устойчивое понимание. Пережить – это значит выдержать, преодолеть, справиться. Когда возбуждение полностью проживается оно сворачивается в несомненное знание, не имеющее эмоциональной окраски. Например, «переживание болезни, увольнения или переезда».


ДУША


  • Душа в человечном смысле предполагает волевую и желающую основу.
  • Душа в духовном смысле предполагает чувствующую и страдающую основу.


В человечном понимании понятие о душе немыслимо без способности удерживать внимание, видение, намеченные цели, проявлять решимость и силу воли. В духовном – понятие о душе немыслимо без способности пресыщаться, отпускать знакомые состояния, не вовлекаться в известные игры, гармонизировать волнующие ситуации, становиться восприимчивым к более высоким состояниям и глубоким осознаниям.


В первом случае «смотреть в душу» обычно значит замечать тончайшие надежды и влечения, во втором – глубинные опасения и угрызения. Душевная работа с одной стороны видится как проявление упорства в достижении целей, с другой – как проявление выдержки в отстраненном осмыслении чувств. Душевное нездоровье видится как депрессия и апатия вследствие прошлых травм или как одержимость нереалистичными будущими целями. Чистая душа – не скрывающий желаний, прямой и бесхитростный человек, или не скрывающий своих чувств, беспринципный человек.


В буддизме эти измерения находят отражение в представлении о двух накоплениях, переносимых из воплощения в воплощение – заслуг и мудрости. Заслуги являются следствием уважительного взаимодействия с миром. Они отражают чувство своей значимости и ощущаются как внутреннее право на удовлетворение собственных запросов или в более широком смысле – на достойный уровень жизни. Мудрость является результатом духовной практики. Она предполагает отсутствие личных предпочтений в определенных волнительных ситуациях или в широком смысле – глубину жизненных сценариев.


СЕРДЦЕ


  • Сердце в человечном смысле предполагает три мудрости гуманизма: признает интересы окружающих, влюбляется (страстно желает) и подсказывает решения.
  • Сердце в духовном смысле предполагает три мудрости природы ума: взвешивает противоречивые интересы, испытывает волнения и раскрывает связи явлений.


В человечном понимании тема сердца немыслима без расширения, без охватывания заботой, без вбирания новых интересов, без сплетения того, что дорого собственному сердцу и желаний других людей. В духовном понимании сердечная тема немыслима без тревожного углубления, без открытости совести, без сомнений и колебаний, без готовности отказаться от цепляний за привычное, без обнаружения собственных неучтенных интересов. В первом случае сердце звучит предвкушающим голосом радости, во втором – предостерегающим голосом совести.


ВЕРА


  • Вера в человечном смысле предполагает убежденность в каком-то представлении без логических или эмпирических доказательств; концептуальная уверенность.
  • Вера в духовном смысле предполагает склонность к сомнению в представлениях при возникновении волнующего удивления; прямое интуитивное знание.


В человечном понимании вера немыслима без признания истинными определенных суждений или договоренностей. Она проявляется как ориентация на концептуальные шаблоны или идеалы в момент неопределенности. В духовном понимании вера немыслима без признания истинными сердечных связей между событиями и перспективами. Она проявляется как ориентация на волнующие чувства и связанные с ними воспоминания в момент тревожной неопределенности.


Если гуманистическая вера – это недоказанное утверждение, то духовная вера – это именно доказанная душевной дрожью связь между конфликтующими интересами; признание неслучайным волнующего удивления. Это может ощущаться как отсутствие самоочевидности утверждений. Ирония в том, что духовное чувство предполагает недоверие словам и идеям, поэтому оно так неуловимо. Без сладкой горечи душевного содержания разумные суждения нередко оставляют ощущение пустышки, утраченного контакта с реальностью.


Когда заявляют «мы – единая команда» гуманистическая вера может предполагать согласие или несогласие с этим утверждением, если последнему нет доказательств. Духовная же вера опирается на внутреннее чувство. Если что-то царапает в ответ на услышанное, то истинно верующий не исключает, но и не доверяет утверждению. В сознании мгновенно всплывают как радостные моменты, подтверждающие сказанное, так и моменты, связанные с горькими обидами. К такой декларации он относится с изумлением: временами мы отличная команда, но ведь так бывает далеко не всегда.


Невольно возникающий болезненный разрыв между признанием и отвержением в команде – это то, что видится сердцем. Верующий склонен придавать разрывам с их энергией большую значимость, чем намеренному выбору в пользу согласия или несогласия. Будоражащие чувства не позволяют забыться в иллюзии. Даже если нет рациональных аргументов, духовная вера не приемлет игнорирование подозрений, сомнений и тревожных предчувствий.


Парадоксально, но с точки зрения гуманизма религиозным людям не хватает доверия и единодушия; c точки зрения духовности – гуманисты (в т.ч. академические ученые и агностики) выглядят самыми пылкими и догматичными верующими. У обоих сила веры проявляется в терпении, но это разное терпение. Гуманизм настойчиво действует, пока не упрется в препятствие, вынуждающее остановиться и ощутить, что происходит. Духовность откладывает, созерцает и чувствует, пока не прижмет необходимость действовать. Соответственно, НАДЕЖДА первых – на удачный шанс для достижения желаемого, надежда вторых – на подсказки из источника, вспоминание связанных событий в прошлом и освобождение от ошибочных предубеждений.


Западная вера концептуальна, формируется проповедями и научным образованием, может эволюционировать. Восточная вера не относится к рассудочным концепциям, она взращивается практикой пробуждения и не развивается как идеология. Для человека «верить в себя» – значит не допускать сомнений в принятом решении, для души – значит действовать, оставаясь открытым интуиции и возможной коррекции.


ДОВЕРИЕ


  • Доверие в человечном смысле предполагает подчинение деятельности партнеров принятым соглашениям и установке, что партнер будет соблюдать обязательства.
  • Доверие в духовном смысле предполагает необходимость партнеров чувствовать уважение к сущностным интересам и ключевым беспокойствам друг друга.


В человечном понимании доверие немыслимо без уверенности, что партнер до момента следующего обсуждения будет придерживаться общего видения, принципов и процедур, даже если это ущемляет его краткосрочные или долгосрочные интересы. В духовном понимании доверие немыслимо без совместных переживаний, в которых стороны открываются друг другу, проявляют свою уязвимость и раздраженность по поводу конкретных различений и интересов. Поэтому предательство в первом случае видится как нарушение договора, во втором – как персональное оскорбление.


ПРОЩЕНИЕ


  • Прощение в человечном смысле предполагает добавочное усилие, рассудочную аргументацию и принятие волевого решения об извинении оппонента.
  • Прощение в духовном смысле предполагает некоторое расслабление, переоценку ситуации и признание своей доли вины в неудачном исходе ситуации.


В человечном понимании прощение немыслимо без подавления навязчивых мыслей о коварном поведении обидчика и отказа от желания отомстить. В духовном – прощение немыслимо без возвращения к моменту волнующей неопределенности в прошлом, сожаления об игнорировании интересов партнера, признания ценности невыраженных вовремя чувств и возможности выбора более зрелой стратегии поведения. Духовное прощение сопровождается углублением сострадания.


ПРИСТРАСТИЕ


  • Пристрастие в человечном смысле предполагает акцент на чрезмерную эмоциональность в ситуации неопределенности.
  • Пристрастие в духовном смысле предполагает акцент на чрезмерную рассудочность в ситуации неопределенности.


В человечном понимании проявлять пристрастия немыслимо без импульсивности и раздражения. В духовном – пристрастия немыслимы без ментального высокомерия. С точки зрения гуманизма решение не будет эффективным, если принято в состоянии аффекта, без рационального анализа ситуации. С точки зрения духовности решение не будет устойчивым, если приято холодным умом, без учета настроений субъектов.


РАЗВИТИЕ


  • Развитие в человечном смысле предполагает акцент на увеличении сложности, улучшении адаптивности, расширении масштаба, качественной трансформации.
  • Развитие в духовном смысле предполагает акцент на деконструкции шаблонов, очищении от пристрастий, углублении чувствительности и различающей мудрости.


В человечном понимании развитие немыслимо без движения перед, без ускорения и модернизации, без возникновения новых моделей поведения и мышления. В духовном понимании развитие немыслимо без движения назад, без возвращения и осмысления, без определения момента, когда нужно применять лучшие модели.


Ориентируясь только на видимые эффекты эволюции гуманизм заключает, что развитие связано с усложнением организации сознания и материи. Ориентируясь на невидимые для рассудка сердечные изменения, духовность заключает, что развитие сопровождается раскрытием души. Разум развивается прогрессивным движением, душа – регрессивным движением. Разум схватывает все более тонкие связи, душа реагирует на все более тонкие вибрации. Формы обновляются, а душа очищается. Первые видят развитие бесконечным восхождением к совершенному всезнанию, вторые – нисхождением к совершенному всечувствованию.


(Здесь важно помнить, что возвращение в назад должно происходить в памяти и чувствах, а движение вперед – в сознании и материи. Иначе наступает деградация.)


Аналогично МАСТЕР с перспективы гуманизма воодушевляет своей темой, помогает, передает культурные шаблоны и тонкости мастерства, развивает навыки и мышление. C духовной перспективы мастер выбивает почву из под ног, раздражает, провоцирует искать собственные ответы на вопросы, развивает способность различения.


ЦЕННОСТИ


  • Ценности в человечном смысле предполагают акцент на трудно достижимых ресурсах и качествах, приносящих успех и вдохновение.
  • Ценности в духовном смысле предполагают акцент на трудно достижимых ресурсах и качествах, избавляющих от тревоги и пристрастий.


В человечном понимании ценности немыслимы без достижения результата. Они выступают средством преуспевания, нахождения решения и улучшения ситуации. В духовном понимании ценности немыслимы без устранения проблем. Они выступают средством избавления от страданий и освобождения от заблуждений.


Например, гуманистской ценностью на переговорах будет «способность видеть общее и умение договариваться», духовной – «способность чувствовать различия и замечать неуверенность партнера». Человеческой «способности находить лучшее решение» соответствует душевная «способность чувствовать слабые места».


Иерархия человеческих ценностей фактически отражает эволюцию метафор описания нашей недостаточности в направлении все более тонких объектов, доставляющих радость. Иерархия духовных ценностей отражает эволюцию метафор загрязненности в направлении более глубоких освобождающих различений. Одна изображает стадии развития личности, вторая – стадии раскрытия души. Предельной ценностью в первом случае выступает абсолютная полнота, а во втором – абсолютная пустота.


Среди существующих систем человеческих ценностей трудно встретить такие ценности как ясность, светимость или природа ума. Они направлены на внешние объекты и не касаются переживательных ценностей. Тем не менее в ситуации неопределенности их можно сопоставить. Ориентируясь на структуру буддистских колесниц, духовная и человеческая иерархия ценностей может быть организована следующим образом.


  • Уровень поведения:            Различать реагирование | Делать правильно
  • Уровень мышления:            Различать умствование | Думать эффективно
  • Уровень состояний:                  Различать стеснение | Ощущать гордость
  • Уровень чувства меры:             Различать сомнение | Находить согласие
  • Уровень волевых актов:                 Различать усилия | Прилагать усилия
  • Уровень видения связей:               Различать бытие | Продолжать быть


ЗРЕЛОСТЬ


  • Зрелость в человечном смысле в ситуации неопределенности предполагает 1. Знать, что хочешь. 2. Иметь волю к достижению. 3. Уметь договариваться с другими.
  • Зрелость в духовном смысле в ситуации неопределенности предполагает 1. Знать, что волнует. 2. Иметь выдержку для осмысления. 3. Уметь выражать свои чувства.


В человечном понимании зрелость немыслима без способности осуществлять свои права и достигать результаты. В духовном – зрелость немыслима без способности выполнять обязанности и отвечать за свои действия. Признаками незрелого человека выступают чрезмерная ранимость, капризность и неумение достигать результатов. Признаками незрелой души – чрезмерная восторженность, упрямая самоуверенность и неумение извиняться. С перспективы гуманизма зрелая личность не должна жить импульсами и преходящими состояниями. С перспективы духовности зрелая душа не должна предавать свои чувства, в том числе ради реализации системы ценностей.


Взросление в первом случае видится как продвижение вверх, как формирование надежной структуры личности через прохождение стадий индивидуального развития. Взросление во втором случае видится как продвижение вглубь, как оживление замороженной чувствительности через слезы, раскаяние и прощение себя. В итоге гуманистическая зрелость сопровождается возрастанием уверенности и ширины мировоззрения, духовная – ростом сдержанности и глубины чувствования.


СВЕРХЧЕЛОВЕК


  • Сверхчеловек в человечном смысле предполагает усмирение жалости к себе, к своим неудобствам в пользу предельной целостности, ориентации на высшие цели и общее благо, которое постигается рационально в процессе развития.
  • Сверхчеловек в духовном смысле предполагает усмирение воли, умаление личных интересов, удобств и достижений в пользу предельной свободы и ориентации на глубинные чувства, спонтанно возникающие в каждой ситуации.


В человечном понимании сверхчеловек немыслим без исключительных волевых и когнитивных способностей. Это творческий лидер с превосходным эго, не знающим сомнений и сантиментов. В духовном – сверхчеловек немыслим без выдающихся интуитивных и психических способностей. Это видящий святой, превзошедший тождественность со своим эго, познавший смерть еще при жизни. Хотя друг на друга они бы смотрели как распущенный психопат на ранимого невротика.


ТРАДИЦИЯ


  • Традиция в человечном смысле предполагает акцент на низкой эффективности привычных форм поведения, унаследованных практик, обычаев, ритуалов.
  • Традиция в духовном смысле предполагает акцент на уважении к чувственному содержанию моделей поведения, на символической передаче мудрости.


В человечном понимании традиция немыслима без консерватизма и авторитаризма, противостояния развитию и инновациям, без оппозиции современности. В духовном понимании традиция немыслима без учитывания болезненных ошибок предков, без искренних отношений, без передачи потомкам способности душевного различения, без указания на известные напряжения и кармические ловушки, без оппозиции между традицией и захваченностью, свойственной обществу потребления.


Например, обычай отдавать первую зарплату родителям предполагает внимание к чувствам, возникающим при изменении статуса ребенка. Изначально обычай призван обнаружить уважение к родным в момент появления чувства первой финансовой независимости, связать гордость и благодарность, обеспечить семейную поддержку и признание, не допустить появления высокомерия ребенка и скрытого сопротивления родителей. Аналогично запрос на благословение предполагает проявление уважения к интересам родительской семьи и проявление уважения к собственному выбору, присоединение к энергии рода.


Пока иррациональная суть обычая понимается участниками действия конкретные формы могут широко варьироваться (например, великий реформатор тибетского буддизма Лама Цонкапа не отменил жертвоприношения, а обязал монахов совершать этот обряд в воображении). Когда смысл происходящего утрачивается, механичные ритуалы действительно ограничивают развитие. Критерием следования традиции здесь выступает возникающее чувство взаимного уважения. В этом смысле живая традиция далека от формальных шаблонов поведения, церемоний и обрядов. Это же касается и духовных традиций, основная задача которых – передача посвященными высшей истины, духовного чувства или непреходящей мудрости, восстановление связи с собственной духовной природой.


Гуманизм склонен видеть в традиции преграду для свободной реализации желаний. Духовность видит в ней способ уменьшить препятствия на пути достижений благодаря вниманию к чувственной составляющей переживаний. Если культуру рассматривать как сложившиеся формы осуществления желаний, то на традицию в широком смысле можно смотреть как на сложившиеся формы передачи и учитывания чувств.


ФИЛОСОФИЯ


  • Философия в человечном смысле предполагает исследование законов познания.
  • Философия в духовном смысле предполагает исследование законов мудрости.


В человечном понимании философия немыслима без человека, познания им себя (своего развития, разума, ценностей) и окружающего мира. Антропоцентричная философия отталкивается от намеренного желания субъекта узнать об объекте. Например, «Существует ли Бог?», «Что такое красота?», «Как вести себя этично?» Западная философия исследует концепции, удовлетворяя любопытство.


В духовном понимании философия немыслима без спонтанного проявления Духа и постижения смысла его посланий, без узнавания безличной связи с Источником. Мистическая философия отталкивается от необходимости избавиться от невольно возникающего дискомфорта, снизить напряжение. Она также изучает как процесс переживания «ВАУ!» сказывается на изменении относительного знания о себе и мире. Восточная философия исследует живые чувства, затрагивающие душу.


Гуманизм пропитан установкой о невозможности познания абсолютной истины (гнозиса) в повседневном опыте и в философии он ограничивается исследованием относительного научного знания (эпистемы). Духовная философия занимается не познанием вообще, а переживанием тревожного удивления в конкретный момент, а также тайным знанием, невидимым для рассудка, но все же доступным постижению.


Познание в человечном смысле ориентировано на изучение сущего или проще говоря конструкций разума (природы, общества, сознания). В духовном смысле познание ориентировано на изучение разрывов в понимании, удивления и неопределенности. Западная философия познает созданные формы, восточная – бесформенную энергию. Как следствие первая прирастает яркими идеями, вторая – ясностью различения, способностью видеть залипание в стереотипах там, где есть возможность выбора.



Наверняка во многих случаях вы встречались с обоими смыслами или даже отдаете предпочтение одной из парных интерпретаций как более точной и справедливой. Поступая таким образом мы даже не замечаем, как порождаем расщепление и отвергаем значительную часть действительности в процессе принятия решений. Гуманисты не принимают божественную природу и как следствие недостаточно уважают чувства, ни свои, ни окружающих. Люди духовные не принимают свою человеческую природу и недостаточно уважают желания, ни свои, ни окружающих. В итоге мы перестаем понимать людей, занимающих противоположную позицию. Мы можем легко соглашаться на уровне суждений, а затем искренне недоумевать, когда дело касается совместной деятельности. Их поведение будет казаться бессмыслицей.


Ирония в том, что какую бы перспективу мы ни заняли, слова могут вполне корректно собираться в осмысленные фразы. Правда в сознании они будут образовывать совершенно иные образы. На уровне одних лишь слов уловить смысловую разницу бывает не просто, поскольку каждая перспектива серьезно влияет на все языковое поле. Как бы мы ни расширяли контекст, второй смысл не проявится, пока мы ни впустим его в свое сердце, ни почувствуем единство конфликтующих перспектив. До этого времени иное мнение будет казаться ошибочным, а энергия будет уходить не на решение задач, а на стремление изменить (образовать или образумить) оппонентов.


Возьмем, например, высказывание Протагора «человек – есть мера всех вещей». В гуманистическом смысле это может значить, что индивид сам определяет, что для него хорошо и что плохо. Человек задает меры. Нам не на кого надеяться, а значит какие моральные соглашения мы коллективно определим, таких и должны придерживаться. В духовном смысле это может значить прямо обратное: внутри каждого индивида имеется уникальный нравственный компас, позволяющий отличать добро от зла. Общество не может выступать такой мерой.


Как видим, смыслы лишь отчасти определяются словами, а отчасти они создаются внутренними установками и предубеждениями. В равной степени и наоборот, смыслы понятий формируют наши представления, поведение и личности. Когда сердце открыто слова оживают, начинают светиться и вибрировать между дополняющими смыслами. Обе эти грани формируют целостный образ мировоззренческих идей, сочетающий как духовную, так и гуманистическую перспективы. Такое отношение к понятиям можно называть более чистым, непредвзятым.


Собственно говоря, гуманистическая борьба за язык длится с эпохи Просвещения. С каждой книгой, в которой смысл приравнивается исключительно к полезности, счастье – к обладанию, развитие – к экономическому успеху, совершенство – к технологии, чувства – к эмоциям, жизнь – к бесконечной погоне за достижениями и новизной, в сознании происходит системное вытеснение духовной перспективы. Духовность при этом тоже не безобидная жертва. Буддизм, православие или ислам делают в свою очередь все возможное, чтобы восстановить былой статус, обесценить преуспевание и побудить заботиться о вечном.


Как известно гуманизм Просвещения появился в ответ на жестокость традиционной религии, которой люди подвергались во имя Бога. Однако маятник качнулся в другую сторону и гуманизм догнал своего предшественника, не менее ревностно продвигая либеральные ценности. Не в последнюю очередь это касается вытеснения смыслов из языка. Например, сегодня в английском языке просто нет категории нравственности, есть только общепринятая мораль. В языке нет процесса переживания, остался только произошедший опыт. Чувства понимаются преимущественно как телесные реакции. В философии эпистемология вытеснила гносеологию, что по факту легализует отрицание возможности духовного руководства в повседневном опыте.


Этот список можно продолжать. Например, ни в английском, ни в немецком языках не осталось слов, в точности передающих смысл явления обиды. От всей многогранности этого амбивалентного чувства с характерным бессилием, но внутренним нежеланием смиряться, с его завистью и желанием отмщения, с его отложенным осмыслением, осталось только прямолинейное возмущение и негодование. То есть современники с родным английским языком лишены рефлексии важного аспекта внутренней жизни, существенного для духовных обществ. Они устойчиво различают или противостояние, или покорность обстоятельствам, без промежуточных оттенков. Это побудило Фридриха Ницше изобрести понятие обиды заново в работе «К генеалогии морали». Он назвал это чувство рессентиментом.


Одного этого словаря может быть достаточно, чтобы признать большинство западных психологических и социологических теорий неполными. Они попросту не учитывают смысловые различия и не могут претендовать на межкультурную достоверность. Между тем эти теории направляют международные политические институты, активно ведущие мировую ситуацию к обострению.


Как уже становится понятно, победителя в противостоянии между гуманизмом и духовностью быть не может. Не просто истребить стремление человека к лучшей жизни. Еще сложнее подавить живое духовное чувство. Как метко сформулировал Мартин Хайдеггер «атомная бомба взорвалась, когда Декарт сказал: “Я мыслю – значит, существую”». По аналогии можно заметить, что инквизиция родилась в момент, когда Иисус сказал: “Не собирайте себе сокровищ на земле“, а Тибет был разрушен, когда Будда сказал: “Желания – источник страданий”. Без совести, как и без человечности прекращение конфликтов и устойчивое развитие не представляется возможным. Эта бесконечная борьба берет начало в наших сердцах и примирение начинается там же. Чистое видение неразрывно связано с трансформацией языка.

...


Олег Линецкий, 2016

Комментариев (0)